Борис Николаевич Абрамов духовный ученик Н.К. Рериха и Е.И. Рерих
  
  

Аверьянова Т.В.

Борис Николаевич Абрамов и его духовная миссия (2010 г.)


Аверьянова Татьяна Викторовна – канд. техн. наук, сотрудник Центра по изучению мирового культурного наследия при Институте Востоковедения РАН (г. Москва).

Публикуется по изданию: Аверьянова Т.В. Борис Николаевич Абрамов и его духовная миссия. М., 2010. 48 с.


Предисловие

Биография

Духовные ученики Б.Н. Абрамова

Воспоминания современников

Художественное творчество Б.Н. Абрамова

История создания и публикации «Граней Агни Йоги»

Значение «Граней Агни Йоги» для духовного самосовершенствования человека

Город Венёв помнит и чтит своего великого земляка

Заключение

Список литературы


Предисловие

В начале ХХ-го века наша планета вступила в преддверие важнейшего цикла своей эволюции, когда должны раскрыться божественные качества человека и пробудиться его дух, то есть божественная энергия в человеке, изначально в нём заложенная. Этот цикл в истории нашей планеты связывается с наступлением Новой Эпохи. В Новую Эпоху должно произойти коренное изменение устройства всей жизни земного человечества.

В трудное время первой половины ХХ века среди многих тружеников на ниве духовного просвещения человечества особенно выделяются фигуры Николая Константиновича и Елены Ивановны Рерих. Николай Константинович Рерих – великий художник, писатель, философ, путешественник, общественный деятель, известный всему миру. Елена Ивановна Рерих, одна из самых выдающихся женщин ХХ-го столетия, также была писателем, философом, общественным деятелем, путешественницей. Она преодолела все трудности Центрально-Азиатской экспедиции 1925-1928 годов, организованной её мужем и трудной даже для мужчин. Е.И. и Н.К. Рерихи являлись духовными учениками Великого Учителя Света, известного на Востоке как Махатма Мориа. Елена Ивановна под руководством Великого Учителя прошла многочисленные ступени духовного преображения, названные в её Записях Агни Йогой (Огненной Йогой). Наиболее значимые знания, полученные в процессе её огненного опыта, были собраны и опубликованы как Учение Живой Этики, или Агни Йога. Книги этого Учения были изданы в 1924-1938 годах.

Учение Живой Этики – это этико-философская система, имеющая целью расширение сознания людей ХХ-го века как необходимого условия дальнейшего их развития. Оно даёт научно-философские знания о Мироздании, о его устройстве, происхождении и эволюции Вселенной, о Законах жизни Космоса, о роли разумных сил в нём, о месте человека в эволюции Космоса, о мирах иных измерений, о будущем Земли и Солнечной Системы, об Учителях человечества.

Это океан знаний, изучив который, как писала Е.И. Рерих, «человек будет вооружён на дальнейший путь, ибо сознание его расширится и распознание станет сопутствовать ему на его жизненном пути» [2, т. V, с. 194]. Задача книг Учения Живой Этики заключается именно во всемерном расширении и изменении сознания людей. Е.И. Рерих писала: «Новый Мир идёт, и лишь обновлённым сознанием может быть он воспринят» [2, т. IV, с. 170]. «Каждая эпоха выдвигает понятия, необходимые для следующей ступени эволюции, и вот эти понятия и подчёркнуты в книгах Живой Этики» [2, т. V, с. 195].

С именами Е.И. и Н.К. Рерихов тесно связано имя Б.Н. Абрамова (1897-1972). Он был духовным учеником Н.К. Рериха, но в его духовном восхождении большое участие приняла и Е.И. Рерих. Духовное водительство осуществлялось также и Великим Учителем. Под таким высоким духовным руководством Б.Н. Абрамов прошёл многие ступени Агни Йоги, записывая свой опыт и даваемые ему советы и знания. Его миссия на Земле заключалась в том, чтобы свидетельствовать о реальности существования Великого Учителя Света и показать людям возможность высоких духовных достижений в условиях совершенно обычной жизни среди самых обычных людей.

Многолетний духовный труд Б.Н. Абрамова дал миру книги, известные теперь как «Грани Агни Йоги». Для тех, кто сердцем принял их, они уже много лет служат источником глубочайшей мудрости и пособием для самосовершенствования и будут ещё долго служить людям пищею для духа.

«Грани Агни Йоги» адресованы всем, стремящимся к Свету и преобразованию окружающего мира, прежде всего, через собственное самосовершенствование. В одной из этих книг есть слова: «Ставка не на избранных, но на всех. Отсюда и обилие записей, и разнообразие форм выражения многих сходных мыслей» [4, т. VII, § 139].

«Сейчас время особое. Потому так щедро даётся Высшее Знание через созвучные каналы. Надо заготовить пищу для духа на долгое время» [5, 1956, § 171А].

Знания, данные людям через Б.Н. Абрамова в книгах «Грани Агни Йоги», и есть духовная пища, доступная многим. Эти книги разъясняют многие понятия Учения Живой Этики и, кроме того, дают множество указаний, как применить эти новые знания в обычной жизни и к самому себе, используя описанный в этих книгах духовный опыт Б.Н. Абрамова.


Биография

Борис Николаевич Абрамов (1897-1972) родился 2 августа 1897 года в г. Нижнем Новгороде в семье Николая Николаевича Абрамова, офицера царской армии, потомственного дворянина Нижегородской губернии. Н.Н. Абрамов окончил Нижегородский кадетский корпус и Первое военное Павловское училище. Он участвовал в сражениях первой Мировой войны и за заслуги перед Родиной имел многочисленные награды. Мать Бориса Николаевича, Екатерина Григорьевна Абрамова, по обычаям того времени занималась воспитанием детей, которых было двое – Николай и Борис. Она происходила из семьи отставного подполковника. Семья была православная, сына Бориса крестили в Воскресенской церкви, расположенной недалеко от Нижегородского Кремля.

В 1915 году Б.Н. Абрамов с отличием закончил Нижегородский дворянский институт Императора Александра III, соответствующий классической гимназии, и поступил на юридический факультет Московского университета. В 1917 году от тяжёлой болезни умер Н.Н. Абрамов, когда старшему его сыну Николаю был 21 год. Он служил офицером. Борису Николаевичу было в это время 20 лет, он был студентом. После смерти отца по соображениям материального характера ему пришлось оставить университет, будучи студентом второго курса, и дальнейшее образование продолжить в военно-морском училище г. Кронштадта.

Революция и гражданская война застали его в Кронштадте. Как офицер Белой армии он принимал участие в гражданской войне и с остатками этой армии пешком прошёл всю Сибирь вплоть до Дальнего Востока, терпя невероятные лишения, голод и холод. Это была его Голгофа, в которой закалились его дух и воля. Страдания всегда утончают дух человека и усиливают желание понять смысл жизни и своё место в этом мире. Для Бориса Николаевича также начинается период усиленного внутреннего поиска.

В 20-х годах ХХ-го столетия он с матерью, находящейся на его иждивении, поселяется в Китае, в г. Харбине. В то время это был совершенно особый город. Он являлся осколком старой России, совершенно русским городом. Возник он во время строительства Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД), которую строили, а потом и эксплуатировали русские. Революция не затронула этот город, он был вполне благополучен, там можно было найти работу, и потому сюда съезжались беженцы со всей России. Русские купцы и коммерсанты открывали здесь магазины, предприятия, строили школы, церкви, налаживая жизнь города по образцу своей жизни в России. Харбин стал главным культурным центром русской эмиграции на Дальнем Востоке. Десятки тысяч русских людей, оказавшихся здесь, хранили верность традициям своей культуры. Издавались газеты, книги, журналы на русском языке, кипела музыкальная и театральная жизнь. Здесь пели Ф.И. Шаляпин, позднее – И.С. Козловский и С.Я. Лемешев. Это был совершенно свободный город вплоть до 1945 года, когда в Маньчжурию вошли советские войска. До этого события здесь не было запретов на литературу, изданную до революции и после неё за рубежом. В 1945 году она была изъята и запрещена. Но в 20-30-е годы Борис Николаевич мог свободно найти любую литературу в библиотеках и книжных магазинах Харбина. В эти годы он приобщается к восточной философии.

Большое влияние на него оказала книга Рамачараки «Путь достижений индийских йогов», которая дала ему ответы на многие философские вопросы. Об этой книге и её авторе есть отзыв Елены Ивановны Рерих, которая в письме к одному из своих корреспондентов, отмечала, что Рамачарака есть псевдоним американского писателя Аткинсона и что она читала его книги и считает, что они не плохи и в начале ХХ-го века были наиболее доступны на русском рынке среди литературы по вопросам восточной философии, на которой зиждется и теософия.

Так Борис Николаевич сначала знакомится с восточной философией, а затем и с теософией. Он ищет связей с теософами. Известна его переписка с Екатериной Георгиевной Зариной, организатором и активным деятелем Теософской Ложи во Владивостоке в 1920-1922 годах, имевшей отделения в городах Китая. В Теософской Ложе была собрана большая и ценная библиотека в несколько сотен томов, велась издательская деятельность, печатались книги по теософии и журнал под названием «Новые мысли, новые пути» со статьями по вопросам теософии. Владивостокские теософы посылали Б.Н. Абрамову номера своего журнала и нужные ему теософские книги. Из переписки с Зариной следует, что восточная философия и теософия направляли мысли Бориса Николаевича к необходимости самосовершенствования и к осознанию его значения. Он пишет: «Я глубоко убеждён, что не учреждения, не формы, не правительства и общественный строй надо переделать, надо переделать самих себя – и остальное придёт само собой» [9, с. 403].

В 20-х годах Борис Николаевич очень много читает, часто беседует с разными людьми, интересующимися философией. Он заводит тетрадь, куда заносит всё, что читал, и что его волновало. Читал же он Ф.М. Достоевского, Л.Н. Толстого, К.Д. Бальмонта, Д. Джерома, Евангелия, Рамачараку и много другой литературы. Из Достоевского он выписал слова: «Победишь себя, усмиришь себя – и станешь свободен, как никогда и не воображал себе, и начнёшь великое дело и других свободными сделаешь, и узришь счастье, ибо наполнится жизнь твоя» [9, с. 34]. Эти слова становятся девизом жизни Б.Н. Абрамова на пути самосовершенствования и суровой борьбы с недостатками своего характера.

Таким образом, книги философского и теософского направления в духовной жизни Б.Н. Абрамова сыграли определяющую роль. Он писал Е.Г. Зариной, что готов отказать себе во всём другом, кроме нужных ему книг. И нужные книги приходили как бы сами собой, все, что были нужны ему для работы над собой и для пополнения знаний.

Борис Николаевич начинает глубоко изучать различные религиозно-философские системы: Учения Будды, Христа, Платона, Конфуция и Зороастра, чтобы осознать такие сложные философские понятия, как смерть и бессмертие, время и пространство, индивидуальность и сознание и т.д. Он даже мечтал переехать во Владивосток, чтобы там учиться на филологическом факультете университета, где углублённо изучалась философия. Но переехать было невозможно, и он продолжал учиться самостоятельно, постигая мир Христа и Будды, Сократа и Эпикура, Канта и Толстого.

Он приходит к осознанию малости знания человеческого и величия знания божественного. Он пишет Е.Г. Зариной, что человек имеет два пути – или быть животным, или стать богочеловеком, усвоив знание божественное.

Его жизненный путь был выбран, об этом можно судить по его письмам 1922-го года к Е.Г. Зариной. Он пишет: «Единственная работа, которой с наслаждением мог бы посвятить всю свою жизнь, – это работа по проведению в жизнь, в мир, новых идей и мыслей, которые уже стали частью моей жизни; и желание моё помочь другим в этом крепнет с каждым днём» [9, с. 41]. В последнем из сохранившихся писем от 5 июня 1922-го года, он сообщает, что собирается приехать во Владивосток в Теософскую Ложу: «Как жаль, что я не живу там. Ведь все мои интересы сосредоточены на теософии, и я думаю – навсегда» [9, с. 41].

Однако мечта Б.Н.Абрамова о более тесном сближении с теософами Владивостока не осуществилась. В октябре 1922 года во Владивостоке устанавливается советская власть, Теософская Ложа закрывается, переписка с Зариной прекращается. Но духовные поиски и работа Бориса Николаевича над собой продолжаются. Ведь как бы ни был велик дух, пришедший на Землю, он должен здесь сам искать и найти Истину в условиях обычной земной жизни и земного труда.

Так и для Бориса Николаевича жизнь в Харбине была полна труда, как духовного, так и земного. Ему приходилось зарабатывать средства, чтобы обеспечить жизнь себе и матери. Он работал в разных местах: в химической лаборатории, в организациях КВЖД, секретарём и заведующим студенческим клубом в Христианском союзе молодёжи, консультантом китайских преподавателей русского языка и преподавателем русского языка в Харбинском политехническом институте.

Важным событием харбинского периода жизни Б.Н. Абрамова было его знакомство с Ниной Ивановной Шахрай. В 1929 году они вступают в брак и Нина Ивановна становится его верным духовным другом на всю жизнь. Как вспоминают Бургасовы, соседи Абрамовых, дружившие с ними в г. Венёве Тульской области, Борис Николаевич и в старости относился с большой нежностью и любовью к своей маленькой, худенькой и слабой физически жене. Это была замечательная пара, «духовная батарея». В их браке был реализован Великий Космический Закон равновесия двух Начал – мужского и женского, без чего невозможно осуществление высокого творчества. Жизненная миссия Б.Н. Абрамова могла быть успешной только при поддержке его мужской энергии энергией женской, родственной ему. Основу этого замечательного брака составили большая любовь, общее служение человечеству и духовное единение.

В 1934 году, когда Б.Н. Абрамову было 37 лет, в его жизни произошло ещё одно знаменательное событие. Он встретился в Харбине с Николаем Константиновичем Рерихом, который вместе с сыном Юрием Николаевичем работал в научной экспедиции в Маньчжурии, Западном Китае, Внутренней Монголии. Целью её, согласно документам, был сбор засухоустойчивых злаков, трав и лекарственных растений по окраинным районам пустыни Гоби. Во время этой экспедиции Рерихи и посетили Харбин, прибыв туда 30-го мая 1934 года. Они остановились в доме брата Н.К. Рериха, Владимира Константиновича, жителя Харбина.

Н.К. Рериха в 1934 году уже знал весь культурный мир как великого художника и общественного деятеля. Поэтому приезд Николая Константиновича стал большим событием для Харбина. Газеты восторженно писали о нём, с визитами к нему приходили политики, военные, деятели русской православной церкви, студенты и простые люди.

Н.К. и Ю.Н. Рерихи много выступали в больших залах Харбина (на 200 – 300 человек), рассказывая о своей экспедиции, говорили также о большой роли русской эмиграции, которую она может сыграть в мировых процессах, о Пакте Рериха, который должен объединить все страны мира в борьбе за Культуру. После лекций многие люди подходили к Рерихам для личных бесед, задавали им различные вопросы. Рерихи, таким образом, включились в общественную жизнь Харбина того времени.

Н.К. Рерих стал вдохновителем создания в Харбине нескольких общественных организаций. Так в Харбине возникли женское Свято-Сергиево Содружество и Русский комитет Пакта Рериха.

Н.К. и Ю.Н. привезли в Харбин книги Учения Живой Этики, позднее – присылали туда эти книги. Это Учение тогда частично уже было опубликовано. Из тех людей, с которыми у Николая Константиновича были в Харбине личные встречи и беседы, он выделил нескольких и создал группу по изучению Учения Живой Этики. Среди членов этой группы были: Борис Николаевич и Нина Ивановна Абрамовы, А.П. Хейдок, Е.П. Инге и другие.

Из них Н.К. Рерих особо выделил тех, кто стали его духовными учениками. Это были Б.Н. Абрамов и писатель-теософ Альфред Петрович Хейдок. Как знаки принятия в ученики Н.К. Рерих вручил им перстни. В «Гранях Агни Йоги» есть разъяснение этого действия: «Кольца зря не даются. С давшим его оно будет звеном связующим» [5, 1956, § 294]. Кольцо какое-то время до передачи его ученику, находится у его Гуру1 и на нём наслаиваются энергии Учителя. После этого кольцо облегчает энергетическую связь Гуру и его ученика. В «Гранях Агни Йоги» ещё есть слова о кольце, данном Б.Н. Абрамову: «Кольцо дано было недаром. По Поручению дал. Даётся сужденному ученику» [5, 1958, § 365]. Так в Учении Живой Этики называют того, кто был уже связан в предыдущих жизнях нитями любви и преданности со своим Учителем.

Поток сердечной энергии, идущий от Учителя к ученику, связывая их сердечной близостью, образует нить связи. Она действует как магнит притяжения. Так происходит обмен энергией между Учителем и учеником и обмен мыслями. Благодаря такой особой связи Учителя и ученика духовное восхождение ученика неизмеримо ускоряется по сравнению с духовным восхождением обычного человека.

Таким образом, после встречи с Н.К. Рерихом начался новый этап в жизни Б.Н. Абрамова. Он стал духовным учеником. Очень важным для Б.Н. Абрамова было и знакомство с Ю.Н. Рерихом, который в дальнейшем сыграл важную роль в жизни Бориса Николаевича в России.

После встречи с Рерихами началось ещё более глубокое познание Б.Н. Абрамовым Великих Истин и Божественных Законов Мироздания. Борис Николаевич, будучи очень дисциплинированным и трудолюбивым, быстро впитывал новые знания. Его внутренняя жизнь преображалась, дух его всё более пробуждался.

После отъезда Н.К. Рериха из Харбина контакт Б.Н. Абрамова с ним поддерживался через переписку, и тысячи километров расстояния не создавали отдалённости Гуру, их сердечная связь крепла. Борис Николаевич вскоре и сам становится духовным учителем для группы молодёжи в Харбине.

Необходимо отметить и ту большую роль, которую сыграла Е.И. Рерих в духовном восхождении Б.Н. и Н.И. Абрамовых. После ухода с земного плана Н.К. Рериха в 1947 году Елена Ивановна взяла на себя роль земного духовного наставника Абрамовых. Между ними шла переписка, одобренная Великим Учителем. Эта переписка была довольно обширна. В девятитомном собрании писем Е.И. Рерих, изданном Международным Центром Рерихов в 1999-2009 годах, опубликовано 35 писем Е.И. Рерих к Абрамовым. Первое из них было написано 1 апреля 1936 года, т.е. вскоре после возвращения Н.К. и Ю.Н. Рерихов из Харбина, последнее – 29 апреля 1955 года, в год ухода Елены Ивановны с земного плана бытия.

Е.И. Рерих внимательно следила за духовным самосовершенствованием Бориса Николаевича и Нины Ивановны и часто давала советы о том, как правильно идти по пути Йоги. Она также предлагала множество медицинских советов Н.И. Абрамовой по поводу её здоровья. Писала Елена Ивановна и о большой значимости Записей Б.Н. Абрамова, и о необходимости упорного выполнения этой особой работы, «не смущаясь ничем». Так в письме от 21 декабря 1952 года она разъясняет: «Много способов имеется в распоряжении Великого Учителя при передаче Его Мыслей близким ученикам и сотрудникам. Вы же названы Сыном и были им не однажды, и Сыном любящим и преданным, и потому стали таким близким. Близость эта ткёт новую страницу, и страницу прекрасную, ибо сознательно и под непосредственным Водительством Самого Великого Владыки. Потому поймите счастье, Вам посланное» [2, т. IX, c. 241].

Письма Е.И. Рерих к Абрамовым говорят нам о самом тёплом и даже нежном отношении к ним Рерихов. Так в письме от 26 июня 1953 года Елена Ивановна пишет, что после встреч в Харбине Н.К. Рерих редко о ком говорил с такой теплотой, как о Н.И. и Б.Н. Абрамовых: «Особенно Ниночка была ему мила, и он называл её “Птичкой”. <…> Понравился ему и Борис, и даже очень, <…> он очень отметил Вас обоих, так я и приняла Вас как наших будущих ближайших сотрудников. <…> Никогда не слышала ни от Н.К., ни от сына Юрия какой-либо критики о Вас, родные, только самое лучшее и трогательное» [2, т. IX, с. 282]. Сама Е.И. Рерих также всегда в письмах обращалась к Абрамовым очень ласково и с большой любовью. Как пример приведём слова из письма от 21 мая 1951 года: «Родные, чуйте Заботу, Вас окружающую. <…> Обнимаю Вас, родные, и держу Вас у своего сердца. Лучшие мысли около Вас и нашей любимой Родины» [2, т. IX, с. 47].

В связи с передачей Харбина в полную собственность Китаю, в 1954 году Советский Союз объявил призыв к эмигрантам вернуться на Родину. Переезд из Харбина в Советскую Россию стал реальным.

О том, как осуществилось возвращение на Родину, нам рассказывают книги «Грани Агни Йоги». Абрамовы не сразу решились на отъезд из Харбина из-за неуверенности в нормальном устроении жизни на новом месте. Возникали даже сомнения – ехать или нет. В феврале 1958 года Борис Николаевич записывает строгие слова Великого Учителя: «Ехать или не ехать? Ехать, конечно, и приготовить себя к суровости дней. Не на пикник, не на прогулку поездка, но на подвиг тяжёлый и полный трудов. <…> О чём же беспокойство, заботы о чём? Чашу Общего Блага приявший не о себе помышляет, не о личных удобствах. На подвиг Владыка Позвал, и Зовёт, и Ждёт, кто откликнется ныне» [5, 1958, § 35].

Отъезд Абрамовых на Родину состоялся в конце сентября 1959 года. Время для этого было очень благоприятно. В России этого «хрущёвского» периода шло духовное пробуждение. Власти Советского Союза создали отъезжавшим по репатриации хорошие условия. Им обеспечивался бесплатный проезд, выдавались деньги на затраты по переезду, обещались жильё и работа.

Советское генеральное консульство в Харбине предложило Абрамовым и Н.Д. Спириной, ближайшей ученице Б.Н. Абрамова, переехать в Новосибирск или Магнитогорск. Они выбрали Новосибирск. Сначала уехали Абрамовы, и вскоре – Наталия Дмитриевна со старой и больной матерью. Им удалось вывезти из Харбина все книги Учения Живой Этики, переписку Б.Н. Абрамова с Рерихами, его Записи. Досмотры были, но книги, тетради и письма не увидели, потому что шла помощь Высшая.

В Новосибирске Наталии Дмитриевне сразу предложили работу в музыкальной школе и дали жильё. Абрамовым же не сразу удалось обустроиться. Было много переездов и мытарств. Сначала они жили у харбинских друзей в Новосибирске в их маленькой двухкомнатной квартире. Затем переехали в Подмосковье, благодаря участию Ю.Н. Рериха.

В 1957 году Ю.Н. Рерих вернулся из Индии в Россию, жил и работал в Москве. Борис Николаевич из Новосибирска написал ему. Юрий Николаевич пригласил его приехать в Москву, очень тепло встретил, беседовал с ним и принял деятельное участие в решении его жилищной проблемы, которая в Новосибирске никак не решалась. Ю.Н. Рерих попросил академика Н.Д. Зелинского разрешить Абрамовым пожить на его даче. Зелинский согласился, и Абрамовы поселились во флигеле на его даче, с восторгом отзываясь о красоте природы, тишине, об уюте этого флигеля. Но власти не дали им прописки в Подмосковье и пришлось вернуться в Новосибирск.

В июне 1962 года Абрамовы уезжают в г. Венёв Тульской области. Откуда в том же году по приглашению знакомых они на четыре месяца уезжают в Киев, пытаясь обосноваться там. Но и это не удалось. Они вернулись в Венёв, где им пришлось трижды сменить жильё, пока они не поселились постоянно в июле 1965 года в доме барачного типа по адресу: ул. Советская, 13, где заняли третью часть дома и полоску огорода.

Жизнь их в этом провинциальном городке была очень трудной. Н.Д. Спирина, которая летом ежегодно приезжала к Абрамовым в Венёв, вспоминала о тяжких бытовых условиях там. Борис Николаевич сам пилил и колол дрова, таскал уголь, носил воду из колонки на улице, работал в огороде, выращивая овощи, так как жили на одну его пенсию и нерегулярные заработки. Нина Ивановна пенсии не получала, поскольку не имела трудового стажа. Она часто болела. Борису Николаевичу приходилось целыми днями работать для заработка на скромную жизнь и ухаживать за больной женой.

Н.Д. Спирина пишет: «Как скромно они жили! Борис Николаевич так был скромен и непритязателен сам, что во всём довольствовался минимумом, даже в питании (вот такая деталь: обед его обычно состоял из одной пиалки супа и небольшого количества овощей)» [6, с. 152].

В Венёве Борис Николаевич работал в вечерней школе, преподавал там иностранные языки, а также давал частные уроки. Так что весь день его был расписан по минутам, а нужно было ещё работать с полученными Записями. Напряжение сил было огромное.

Все годы жизни в Венёве вплоть до ухода с земного плана бытия Б.Н. Абрамов продолжал вести по пути Учения Живой Этики свою духовную ученицу Н.Д. Спирину. Кроме ежегодных встреч в Венёве между ними шла постоянная переписка. Борис Николаевич присылал Н.Д. Спириной отрывки из получаемых Сообщений. Она знакомилась с ними, посылала в Венёв вопросы. Шла работа как когда-то в группе в Харбине, но теперь из группы осталась только она одна. Последнее письмо из Венёва Н.Д. Спирина получила 31 июля 1972 года, незадолго до кончины Б.Н. Абрамова. Далее она в трудных условиях продолжала то великое дело, ради которого они с Борисом Николаевичем приехали на Родину.

В Венёве Абрамовы жили достаточно уединённо, но их навещали, кроме Н.Д. Спириной, друзья Бориса Николаевича из разных городов. Это были харбинцы, вернувшиеся на Родину: Аркадий Семёнович Падерин, Георгий Александрович Иванов, Геннадий Петрович Кучма, Зинаида Николаевна Чунихина, Борис Андреевич Данилов. Приезжал к Абрамовым с Дальнего Востока Альфред Петрович Хейдок. Из москвичей его не раз навещали художники: Борис Алексеевич Смирнов-Русецкий и Виктор Тихонович Черноволенко. Они всегда были нагружены рюкзаками с продуктами, таким образом поддерживая Абрамовых материально.

К Абрамовым была очень близка семья Бургасовых, живших совсем рядом. Их было трое: Юрий Петрович Бургасов, ветеран Великой Отечественной войны, подполковник в отставке, работавший директором автотранспортного предприятия, его жена – Нина Васильевна Бургасова, медсестра местной больницы, и их дочь – Татьяна, с которой Борис Николаевич занимался английским языком, готовя её к поступлению в институт на факультет иностранных языков. Она стала преподавателем иностранных языков, живёт сейчас в г. Туле, но часто навещает в Венёве свою мать. Ю.П. Бургасов умер в 2008 году.

Эта семья стала большой поддержкой и опорой для Абрамовых. Отношения были очень тёплыми. Ю.П. Бургасов ездил с Борисом Николаевичем на прогулки в самые дремучие окрестные леса, бывал с ним на рыбалке, ходил за грибами. Борис Николаевич был в полном восторге от природы этих мест, и говорил, что навсегда запомнит эти необыкновенные леса.

Добрым другом семьи Абрамовых в Венёве была также Прасковья Никифоровна Титова, ветеран Великой Отечественной войны, бывший военный врач, капитан медицинской службы. Она заведовала терапевтическим отделением венёвской больницы и консультировала Абрамовых. Она также умерла в 2008-м году.

Б.Н. Абрамов покинул земной план 5 сентября 1972 года. У него случился сердечный приступ, его отвезли в больницу, и ночью того же дня он скончался. Похоронили его на кладбище в центре города, около церкви. Провожали Бориса Николаевича московские и венёвские друзья. Борис Алексеевич Смирнов-Русецкий так описал эти похороны в письме к Н.Д. Спириной, которая не смогла приехать из-за тяжёлой болезни матери: «Последний путь был краток – Вы, наверное, знаете белую церковь и кладбище около рынка. Это всего около десяти минут ходьбы от их дома. Под могилу отвели прекрасное место, близко от алтаря церкви и около ограды. Было сказано много добрых слов о Борисе Николаевиче, и я почувствовал, что добро, им творимое, всё же тронуло сердца многих людей» [12, с. 28].

Нина Ивановна Абрамова после ухода Бориса Николаевича прожила ещё 22 года. Она жила одна, больная, беспомощная, не получавшая даже мизерной пенсии. Выжить помогали московские и венёвские друзья. Ученик художника Б.А. Смирнова-Русецкого Евгений Николаев по просьбе своего учителя помогал Н.И. Абрамовой вместе с москвичами Ольгой Тананаевой и Олегом Матвеевым. Они привозили из Москвы и продукты, которых в Венёве нельзя было достать. Роль Н.И. Абрамовой в том, что Записи Б.Н. Абрамова дошли до людей, очень велика. Она их сохранила и передала в надёжные руки.


Духовные ученики Б.Н. Абрамова

В Харбине Б.Н. Абрамов много работал с молодёжью, устремлённой к знаниям. Постепенно около него формируется группа в 5-6 человек, для которых он становится духовным учителем.

О том, что у Б.Н. Абрамова появились молодые ученики, мы узнаём из письма Е.И. Рерих к Абрамовым от 28 января 1937 года. Елена Ивановна искренне радуется, что Борис Николаевич привлёк к изучению Учения Живой Этики молодые души. Она пишет: «Растите Ваш сад прекрасный. <…> Пусть сумеют совместить радость духа с суровостью подвига. Родная страна потребует много духовных сил» [2, т. V, с. 36].

Самой известной духовной ученицей Б.Н. Абрамова является Наталия Дмитриевна Спирина (1911-2004), с которой он познакомился в 1941 году в Харбине. Имя её теперь широко известно среди последователей Учения Живой Этики, как имя выдающегося поэта, писателя, организатора и руководителя рериховского движения в Сибири.

Она и сама стала со временем земным учителем для многих последователей Учения Живой Этики. В 1991 году она создала Сибирское Рериховское Общество (СибРО) и была многие годы его руководителем. Под её водительством в Сибири (в г. Новосибирске) и на Алтае (в селе Верхний Уймон) были построены два прекрасных музея Н.К. Рериха, которые ежедневно посещают сотни людей со всего мира. Она воспитала многочисленных последователей Учения Живой Этики, выступая с лекциями, докладами, устраивая выставки картин, создавая свои прекрасные книги и статьи, творя свои изумительные стихи, наполненные мыслями Учения Живой Этики. Так было выполнено поручение, данное Е.И. и Н.К. Рерихами Б.Н. Абрамову и Н.Д. Спириной перед возвращением на Родину – наполнить пространство России, и особенно Сибири, новыми эволюционными мыслями.

Н.Д. Спирина была по образованию преподавателем музыки, родилась и жила в пригороде Харбине. Она узнала о Б.Н. Абрамове через одного из его молодых учеников. Он же рассказал о ней Борису Николаевичу, который выразил желание с ней познакомиться и сам пришёл к ней в гости. Эта встреча изменила всю её жизнь. Она становится его верной духовной ученицей. Они почти в одно время вернулись на Родину, а их встречи продолжались вплоть до ухода Б.Н. Абрамова из земной жизни.

Н.Д. Спирина так вспоминает о группе Б.Н. Абрамова в Харбине: «У меня было много вопросов по Учению, которые я ему задавала, также как и другие немногочисленные его ученики. Тогда он решил объединить всех в группу для занятий, собрал нас, рассказал, что ритм имеет огромное значение, и назначил нам день и час для встреч. И мы со всех концов довольно большого города (а я из пригорода) собирались у него. <…> Я ещё только подходила к его дому – и уже была счастлива. Как будто открывалась дверь не в квартиру, а в беспредельность, и уже при входе туда сердце наполнялось счастьем. В Учении говорится о “часах счастья”, когда Рерихи пребывали в Твердыне, с Иерархией. А в моей жизни часы счастья были только в общении с ним. Это были единственные часы, когда я была совершенно счастлива. Как занимался он с учениками? Дисциплины мысли и чувств требовал он от них. <…> А самым главным, на чём он особенно и неустанно настаивал, было применение Учения в жизни. Каждый день применить что-то из даваемого. Он настаивал, чтобы мы приходили на занятия собранными, оставив позади все житейские мелочи и заботы» [7, с. 311].

Наталия Дмитриевна вспоминает: «Мы <…> занимались раз в неделю. Борис Николаевич каждое занятие начинал с прочитывания какой-нибудь своей Записи. <…> Мы всегда очень ждали, чтобы услышать его очередную Запись, а после этого уже начинались занятия. Каждый из нас приносил то, что за неделю наработал. Мы брали темы, делали выборки. Зачитывали то, что нам особенно звучало, комментировали это. <…> У нас, естественно возникали вопросы, Борис Николаевич отвечал на наши вопросы, предварительно предлагая нам самим сначала найти на них ответ. Занятия наши проходили не только в изучении книг; главный упор делался на работу над собой, на самосовершенствование. Наш руководитель указывал нам очень тактично на наши недостатки и учил, как изживать их и утверждать в себе нужные качества» [10, с. 18].

Н.Д. Спирина под влиянием духовного общения с Б.Н. Абрамовым в этой группе написала себе памятку о том, какие качества Б.Н. Абрамова она хотела бы выработать в себе. Памятку эту она назвала «Обет уважения и благодарности». Качества эти следующие: «великая отзывчивость, сочувствие, сострадание, доброта; эффективная помощь на земном и духовном плане; <…> устремлённость к выполнению долга; <…> преданность и любовь к Иерархии; несение земных обязанностей с достоинством, терпением, огромной выдержкой, красиво; скромность и нетребовательность в личной жизни» [7, с. 313]. В этой памятке Н.Д. Спирина пишет, что многократно обязана Б.Н. Абрамову: «благоприятными обстоятельствами в жизни, лечением болезней, воспитанием характера, расширением сознания, ценными советами и предупреждениями, получением ценных пособий, знанием, защитой, помощью, непрестанной заботой» [7, с. 313].

Каждый член группы Б.Н. Абрамова уходил с занятий с руками полными даров, даваемых по потребности. Наталия Дмитриевна пишет: «И всегда было стремление не растерять полученное, но пронести по всей жизни, сделать своим достоянием. И невозможно учесть, сколько всходов дали благие посевы его духовных трудов. Да будет благословен сеятель добрый» [7, с. 320].

Группа Б.Н. Абрамова, безусловно, находилась под наблюдением Великого Учителя. Н.Д. Спирина писала, что слушая Записи на занятиях, члены группы часто получали в них ценнейшие указания, непосредственно их касавшиеся: «Это было конкретное проявление через его канал непрестанной заботы Иерархии о нас, выраженное в доступной нам форме в виде советов, указаний, мыслей» [6, с. 163].

Е.И. Рерих, в письмах к Б.Н. Абрамову всегда интересовалась его учениками, «молодой порослью», сердцем принявшей Учение Живой Этики. Борис Николаевич посылал ей фотографии учеников, по которым она чётко определяла их духовный уровень и степень пригодности к сотрудничеству. В письмах Е.И. Рерих к Абрамовым (50-е годы ХХ-го века) есть не мало строк, характеризующих учениц Б.Н. Абрамова.

Так в письме от 23-го января 1951 года о Н.Д. Спириной говорится: «Она может прекрасно писать под диктовку Великого Владыки и напишет прекрасные статьи и полезные статейки. Но не должна сомневаться, а просто писать свободно, вслушиваясь в мысли и слова, ей посылаемые. <…> Так приветствую от всего сердца новую сотрудницу и радуюсь возможности для неё уявиться на такой прекрасной и столь нужной сейчас работе» [2, т. IX, с. 13].

Н.Д. Спирина создала множество книг, статей, выступлений. Они теперь опубликованы в полном собрании её трудов [13]. О Н.Д. Спириной и её первом сборнике стихов «Капли» Е.И. Рерих пишет так: «О “Каплях” Наты могу сказать, что яро они мне близки и я принимаю их всем сердцем. Пусть пишет со всем пылом сердца своего, не сомневаясь ни в чём. Очень хотела бы иметь ещё несколько “Капель”, ибо чую Источник их. <…> Ната – прекрасный медиатор и много пользы может принести» [2, т. IX, с. 366].

Приведём также слова Великого Учителя о Н.Д. Спириной из письма Е.И. Рерих от 21 мая 1951 года, где она пишет: «Сказано: “Она <…> стала Мне полезной и прекрасной сотрудницей. Яро помогу ей в её работе в Моей лучшей стране”. Истинно, Ната может радоваться» [2, т. IX, с. 46].

В письме от 23 января 1951 года говорится также о другой ученице Б.Н. Абрамова Ольге Кулинич (в замужестве Кореневой). Елена Ивановна пишет, что Ольга тронула её тонкостью чувств своих и тем, что видит свои прошлые жизни, а это благой знак, указывающий, что дух её уже пробудился.

В одном из писем Е.И. Рерих есть упоминание об Ольге Бузановой (в замужестве Копецкой), которую Елена Ивановна звала Милой. Она писала о ней Абрамовым: «Ваша маленькая Мила полна любви и почитания к своему Гуру и нежной Ниночке. Радостно было читать её письмо» [2, т. IX, с. 296].

Ученицей Б.Н. Абрамова в Харбине была и Людмила Страва, о которой Елена Ивановна в письмах своих проявляла особую заботу. Людмила Страва являлась большим другом семьи Абрамовых. Она была ещё очень молода, и когда обстоятельства заставили её родителей покинуть Харбин и уехать в Бразилию, она вынуждена была последовать за ними. Условия жизни в Бразилии и климат были тяжкими. Кроме того, она побоялась везти с собой в Бразилию книги Учения Живой Этики и очень страдала, что у неё там нет их. Узнав об этом, Е.И. Рерих написала письмо Александру Михайловичу Асееву, редактору альманаха «Оккультизм и Йога», жившего в Парагвае, в котором просила его установить со Страва контакт и поддержать её книгами и советами. Елена Ивановна прислала Асееву адрес Страва в Рио-де-Жанейро, и он связал Людмилу со своими друзьями там, которые и поддержали её в трудное время. С подобной просьбой относительно Людмилы Страва Е.И. Рерих обращалась и к Зинаиде Григорьевне Фосдик, своей американской сотруднице, директору Музея Н.К. Рериха в Нью-Йорке и также посылала ей адрес Страва. Книги Учения и моральную поддержку, таким образом, Л. Страва получила. Позднее она много лет работала вместе с З.Г. Фосдик в Музее Н.К. Рериха в Нью-Йорке.

Как видим, Е.И. Рерих очень трогательно заботилась об ученицах Б.Н. Абрамова и часто вспоминала о них в своих письмах к нему. Например, в письме к Абрамовым от 23 января 1951 года она пишет: «Итак, около Вас собираются новые сотрудницы. Следите, чтобы среди них не появилось бы соревнования и даже намёка на ревность. Напоминайте им чаще, что каждый сотрудник имеет свой индивидуальный дар и неповторимое задание, никем другим невыполнимое. <…> Итак, радуйтесь каждому проблеску нового сознания. Эти огни зажгут костёр и принесут радость несказуемую» [2, т. IX, с. 14]. В другом письме Е.И. Рерих пишет: «Самый нежный привет Вашим милым сотрудницам. Пусть не дадут угаснуть своему огоньку. Великий Владыка следит за всеми и радуется каждому новому цветку, выросшему в Вашем садике. Вы, родные, не одни» [2, т. IX, с. 226].

Е.И. Рерих настраивала группу Б.Н. Абрамова на постоянное расширение сознания. В письме от 19 ноября 1951 года Елена Ивановна просит сотрудниц Б.Н. Абрамова продолжать упорно осваивать Учение Живой Этики, чтобы перейти на новую духовную ступень, на новый уровень сознания через осознание космического значения жизни человека и его связи со всем Космосом. В этом же письме Елена Ивановна советует членам группы Б.Н. Абрамова всемерно расширять своё сознание, читая не только книги Учения Живой Этики, но и книги прекрасных русских писателей и учёных, таких, как философ Владимир Сергеевич Соловьёв, врач и педагог Николай Иванович Пирогов, физиолог Иван Петрович Павлов. Она советует также читать такие жемчужины Востока, как «Провозвестие Рамакришны» и все книги Свами Вивекананды, книги Рамачараки. Она пишет: «Итак, наши милые прекрасные сотрудницы, конечно, станут и сподвижницами и каждая принесёт свою лепту. Никто из них не обделён способностями и талантами. Но пусть все не забывают, что ТРУД – главный Маг, нет большего!» [2, т. IX, с. 116-117].

Е.И. Рерих также советовала ученицам Б.Н. Абрамова ехать на Родину вместе с ним и обязательно взять с собой книги Учения Живой Этики.

Ученицы Б.Н. Абрамова, безусловно, внесли лепту в дело своего духовного Учителя, каждая свою, оставшись последователями Учения Живой Этики до конца земных дней своих. Некоторые из них оставили очень светлые воспоминания о своём Учителе, которые приведены в следующем разделе.


Воспоминания современников

Б.Н. Абрамов дружил или был знаком со многими выдающимися людьми, его современниками. Некоторые из них ещё живы или ушли с земного плана совсем недавно. Многие оставили воспоминания о нём. Эти воспоминания помогают «воссоздать» духовный облик Б.Н. Абрамова как пример для подражания нынешним и будущим поколениям.

Прекрасные воспоминания оставила нам Н.Д. Спирина, которую он вёл по духовному пути около тридцати лет, и с которой общался более чем с другими близкими ему по духу людьми.

Вот как она описывает внешность и манеры поведения Б.Н. Абрамова, отражавшие его глубокие духовные накопления: «Внешний облик его был очень гармоничен. <…> В его ровных, размеренных движениях не было никогда никакой торопливости, интонации голоса были ровные и тембр голоса благозвучен. Его манеры были красивы, и сквозь оболочку его формы светилось благородство духа» [6, с. 130]. «У Бориса Николаевича были необыкновенные, сверкающие голубые глаза. Их взгляд был такой пронзительный, что казалось – он видит тебя насквозь» [6, с. 145]. «Такого гармоничного человека я никогда не видела. Во-первых, внешне он был абсолютно гармоничный: и рост, и фигура, и походка, и всё было в нём так красиво; <…> ни одного лишнего движения, и в то же время полон энергии. Всё делал очень умело, – я видела, как он колол дрова, топил печь, носил воду, делал всякую домашнюю работу, – всё это было красиво и как-то особенно. <…> Руки у него были удивительно красивые, мужские, достаточно большие, но очень красивые руки; очень мало жестов, жесты были скупые, но выразительные. <…> Но чтобы махать руками – этого никогда не было. Он понимал, что это растрата энергии, да и вообще по своему характеру он был очень сдержан» [7, с. 327].

Н.Д. Спирина вспоминает, что в своём поведении Борис Николаевич всегда был спокоен, собран и твёрд. В группе, которой он руководил в Харбине, никто никогда не видел «Бориса Николаевича “не в духе, не в настроении”. Он заменял это, такое присущее обычным людям, состояние понятием настроя. “Дракон повседневности” не имел доступа к его сознанию» [7, с. 303].

Наталия Дмитриевна отмечает также, что совершенно особой была его манера говорить. Он говорил всегда чётко, кратко и вразумительно и всегда о самом существенном. По словам Н.Д. Спириной: «Ничто даваемое в Учении Живой Этики не было для него отвлечённостью, всё находило применение в жизни каждого дня, и на его примере мы учились понимать реальность и актуальность того, что мы постигали. Борис Николаевич не просто жил, он всегда находился в состоянии Служения, чтобы он ни делал, что бы ни происходило вокруг. В этом состоянии полного самоотвержения заключалась какая-то особая духовная красота. И она привлекала и укрепляла» [7, с. 304]. Сама работа Б.Н. Абрамова над Записями «требовала полного отрешения от себя. <…> Только таким путём можно было достичь таких огромных результатов, выразившихся в количестве и качестве оставленных им манускриптов» [6, с. 134].

Б.Н. Абрамов с большой любовью и вниманием относился ко всем людям, с которыми его сталкивала жизнь. Н.Д. Спирина вспоминала, что он творил добро везде и во всём. Он учил, много помогал в неизбывной щедрости своего светлого сердца, и приучал своих учениц мыслить во благо, как всегда мыслил он сам, зная о великой силе мысли. Н.Д. Спирина писала, что «его сердце отзывалось буквально на всё, начиная от глобальных явлений, политики, которой он всегда интересовался – он знал всё, что происходит в мире, – до самых наших мельчайших нужд. Безотказная помощь всем, и материальная и, главное, духовная. <…> Сама я много раз получала его помощь, совершенно явно ощутимую, во время болезней и в трудных обстоятельствах. <…> Сострадание, доброта, отзывчивость – всё это было у Бориса Николаевича. <…> Иногда мы жаловались ему на себя, на то, что что-то ещё не удаётся в себе изжить. Тогда он помогал мысленно, и после этого как-то легче было бороться и что-то в себе изживать» [6, с. 155-157].

Все свои достоинства Борис Николаевич нарабатывал большими духовными усилиями, долголетним трудом по самосовершенствованию. У Б.Н. Абрамова, по словам Н.Д. Спириной, не было «ни дня, ни часа без труда над собой, без бдения над своими помыслами, чувствами и действиями» [6, с. 135]. Н.Д. Спирина пишет: «Так проводит подвижник жизнь, незаметно для внешнего глаза, и эти труды его ощущаются только по напряжению окружающей его духовной атмосферы. Людей созвучных это привлекает, несозвучных отталкивает и настраивает враждебно. Понимающих мало, но их понимание поддерживает и ободряет; но даже если бы никого из единомышленников рядом и не было – подвиг продолжался бы. Такова преданность безусловная» [6, с. 135].

Интересны воспоминания Бориса Андреевича Данилова, который был знаком с Б.Н. Абрамовым с 1950 по 1972 год. Они много общались и в Харбине, и в Венёве. Б.А. Данилов являлся духовным учеником Екатерины Петровны Инге, активной участницы Харбинского содружества, созданного Н.К. Рерихом. В 1950 году она уехала из Харбина в Германию. Б.А. Данилов первым из русских харбинцев вернулся на Родину в 1954 году, его отъезд был как бы пробным камнем. Б.А. Данилов сыграл важную роль в деле публикации Записей Б.Н. Абрамова.

Внешний облик Б.Н. Абрамова Б.А. Данилов описывает так: «Рост его был немного выше среднего, глаза серые, умеющие сосредотачиваться и проникать глубоко внутрь собеседника, как будто бы читая его мысли. <…> Движения были плавными и спокойными, хотя и быстрыми при некоторых обстоятельствах. Определённая спортивная форма сохранялась у него до самой старости, подчёркивая стройность фигуры. <…> Он занимался на спортивном турнике, который был установлен у него дома. До конца жизни совершал загородные прогулки пешком и на велосипеде. В окрестностях Венёва у него были свои любимые места, часто им посещаемые, где он мог общаться с природой и восстанавливать свои силы» [11, с. 87-88]. Б.А. Данилов отмечает такие качества характера Б.Н. Абрамова, как простота в общении с людьми, скромность, учтивость и в то же время подчёркивает, что он имел несломимую волю. Именно воля помогла Борису Николаевичу преодолеть все трудности жизни и делать Записи без пропусков, даже при болезни.

По словам Б.А. Данилова, Б.Н. Абрамов следовал Учению Живой Этики в каждое мгновение своей жизни. Все его действия определялись соизмеримостью, целесообразностью и принципиальностью. Он не допускал компромиссов и половинчатости, непреклонно следуя в жизни служению Общему Благу и неся свет людям. Он беззаветно любил Россию. Б.А. Данилов пишет: «Он как никто другой понимал Будущее нашей Родины и её значение. <…> Туман миража, который покрывает настоящее время, не закрывал от него действительности. Он верил, что настанет великое время и великая Россия выполнит роль спасителя человечества и планеты.

Особое место в жизни Бориса Николаевича занимал Величайший Духовный Водитель России – Преподобный Сергий Радонежский. Он не раз говорил о великой роли Преподобного Сергия <…> в формировании государства Российского» [11, с. 22]. В 1961 году Борис Николаевич посетил Свято-Троицкую Сергиеву Лавру и коленопреклонённо молился перед мощами Преподобного Сергия. Приведём рассказ Б.А. Данилова об этом посещении Лавры. Он пишет: «Кто был в Лавре, тот видел, что мощи эти уложены в раку, под стеклом, прикрытые покровом. Это для обычных посетителей и даже монахов. И только для священнослужителей высоких иерархических ступеней поднимают стекло и отодвигают покров. И вот приехал туда простой человек, да ещё только что из-за границы <…> молился перед этими мощами, а потом обратился к священнослужителю и сказал: “Я хочу приложиться”, <…> служитель монах подошёл, открыл стекло, открыл мощи, и Борис Николаевич приложился» [11, с. 27]. Вероятно, это произошло не без участия Сил Высших. Б.А. Данилов говорит о Б.Н. Абрамове: «Вся его жизнь была постоянным предстоянием перед Иерархией Света» [11, с. 27].

С восхищением вспоминает о Б.Н. Абрамове Зинаида Григорьевна Фосдик, директор музея Н.К. Рериха в Нью-Йорке, духовная ученица и сотрудница Н.К. и Е.И. Рерихов, долгие годы работавшая с ними. Она пишет, что сначала у неё возникла с ним переписка и её «очаровал его чудесный язык и тонкость его переживаний, а также поэтическая жилка, проходившая через его письма. Он тогда много общался с молодёжью и укреплял в ней любовь к Родине и к служению ей. <…> Я его увидела в 1961 году, когда приехала в Москву по поручению нашего музея для изучения архивов о Н.К. Рерихе» [6, с. 126]. Зинаида Григорьевна пишет, что Борис Николаевич горел огнём духа и непоколебимо верил в светлое будущее мира. Он всем помогал, чем только мог, и говорил, что всегда привык давать, а не брать.

Приведём также воспоминания о Б.Н. Абрамове его харбинских учениц. О.А. Копецкая, занимавшаяся в группе Б.Н. Абрамова в Харбине, вспоминает: «Жизнь его была как луч света, устремлённый кверху, – жизнь трудная, необычная и прекрасная. Эта жизнь – звезда духовности, которая осветила путь многим, стремящимся к красоте и духовному совершенствованию. Трудился он ежедневно, методично и ритмично, независимо от состояния здоровья и других обстоятельств – по его собственным словам, “как восход солнца”, – так как только ритмическая работа без пропусков может принести желаемые результаты. Устремлён был всегда в будущее и учил нас, своих учеников, устремляться в будущее, работать над собой, учиться и накапливать знания для будущего, – не жить прошлым. В будущем можно достичь желаемого, в прошлом ничего изменить нельзя. Имел он большое сердце, которое вмещало все наши достоинства и недостатки, а также обладал большим терпением, чуткостью и бережностью по отношению к людям. <…> В людях стремился видеть всё хорошее и светлое, много общался с молодёжью, и беседы с ним на темы о значении искусства и творчества, о самоусовершенствовании, о цели жизни, о счастье, о жизненном пути и ещё о многом другом были интереснейшими беседами, которые запали в сердце на всю жизнь» [6, с. 171-173].

Ученица Б.Н. Абрамова Л.Ф. Страва так вспоминает работу в Харбине, в группе Б.Н. Абрамова: «Несмотря на трудную пору того времени, когда мы, молодёжь, казалось, не видели просвета в нашей будничной жизни, этот светлый и замечательный человек сумел объединить нас в одну сплочённую, маленькую, дружную семью. Он был нашим ведущим. Он, которого жизнь совсем не баловала, всегда озабоченный длительной болезнью своей жены, трудной и нелёгкой службой преподавателя, он находил для нас, своих “детей”, как он нас, бывало, называл, ласковое слово. Отрывая от себя время, он, порою и сам будучи больным, всегда старался нас повидать, ободрить и поддержать. <…> Те десять лет, что я его знала, останутся для меня навсегда самыми лучшими годами моей юности. Наш дорогой Борис Николаевич много отдал нам своей энергии, не прося ничего взамен, но мы получили от него всё светлое, что западает в сердце надолго и остаётся на всю жизнь» [6, с. 180-182].


Художественное творчество Б.Н. Абрамова

Б.Н. Абрамов получил в детстве и юности прекрасное воспитание, которое пробудило его необычайную природную одарённость в разных сферах творчества. Он обучался музыке, хорошо рисовал, изучал иностранные языки, хорошо знал художественную литературу, так как очень много читал. Как вспоминает Н.Д. Спирина, он очень любил классическую музыку. Одним из любимых произведений, которое он сам часто играл, была Лунная соната Бетховена. Особенно он любил её первую часть. Он обладал красивым голосом, пел, сочинял стихи и рассказы и писал музыку. Он не уделял этой творческой стороне своей жизни особого внимания, даже не все близкие ему люди знали о ней. Творческое его наследие стало нам известно сравнительно недавно, благодаря опубликованию архивов, которое выполнило Сибирское Рериховское Общество.

Мастерство, проявленное Б.Н. Абрамовым в разных сферах искусства, очень высоко. Прекрасны его акварели, стихи, музыкальные произведения. В архиве Б.Н. Данилова сохранились ноты 15 произведений Б.Н. Абрамова для голоса и инструментального сопровождения. Это законченные, профессионально выполненные авторские рукописи. Музыка его глубоко духовна, мелодична и красива и очень органично сочетается с текстом, которым являются написанные им же стихи.

Это музыкальное звучание его поэтических строк, оформленное по строгим законам гармонии. Б.Н. Абрамов в своих музыкальных произведениях осуществил синтез мысли, слова и звука.

О стихах Б.Н. Абрамова Н.Д. Спирина говорила, что они отрывают от земной обыденности и уводят в Обители Красоты и Любви запредельной. В 1999 году в издательстве СибРО вышел полный сборник его стихов, названный «Сребротканная нить». Как пишет Н.Д. Спирина, в стихах Б.Н. Абрамова три основные темы: земная жизнь, Надземное существование и путь к Высшему Миру. Земную жизнь он называет «суетливой и призрачной», в ней душа тоскует, ей тесно на Земле, ей тягостен мир земной, так как истинная Родина человека – Мир Надземный. Стихи Б.Н. Абрамова утверждают, что цель жизни человека – найти путь к Красоте Высших Миров, как бы ни был тернист этот путь. «Ярче свет впереди, когда сумрачней тень – каждый камень в пути только к Свету ступень», – так звучат строки из стихотворения «Серебряная нить» [8, с. 6]. В стихотворении «Напутствие» есть такие строки: «И собирая, как пчела, плод опыта и знаний, не пожалеем, что прошла вся жизнь в огнях дерзаний, но дерзновенному пути к бессмертию открыты» [8, с. 34].

О живописном даре Бориса Николаевича нам говорят 17 его акварелей, которые сохранились в архиве Н.Д. Спириной. Их сейчас можно увидеть в музее Н.К. Рериха в Новосибирске. Они отличаются необычностью, оригинальностью, неповторимостью. Есть символические картины и пейзажи. Борис Николаевич не давал им названий, он рисовал их по настроению, время от времени, не придавая этому своему занятию, также как сочинению стихов и музыки, большого значения.

Акварели его светлы и пронзительны. Некоторые, видимо, изображают его видения и сны. Мы видим образ Учителя, защищающего от нападений своего ученика, который идёт над пропастью по очень узкой тропе. Изображённые на акварелях Б.Н. Абрамова картины природы воспринимаются как пейзажи невидимого нами мира.

Как писала Н.Д. Спирина, искусство Б.Н. Абрамова – это Живая Этика в звуках, красках и поэтическом слове. Великое Учение становится ближе, благодаря его особому творчеству, утверждающему Красоту Нового Мира. В одной из записей Б.Н. Абрамова говорится: «Новый Мир явит понимание Красоты. Она придёт в мир не только в виде цвета, звука и прекрасных форм украшения внешнего, но будет вознесена, как внутреннее достижение человека. <…> Сейчас <…> особенно насущно мыслить о Красоте. Она придёт и утвердится нашими руками, нашими усилиями, нашей волей. Она станет ведущим стимулом человеческих действий. Она обновит и переродит жизнь» [7, с. 53].


История создания и публикации «Граней Агни Йоги»

Записи Б.Н. Абрамова через много лет после его ухода были опубликованы как многотомное издание под общим названием «Грани Агни Йоги». Расскажем, как он работал над ними, как их удалось сохранить в сложное советское время, когда любые разговоры о «небесном» грозили арестом, и, наконец, как удалось их опубликовать, какие люди участвовали в этом процессе. Заметим, что далеко не все последователи Учения Живой Этики глубоко осознают место и значение «Граней Агни Йоги» для самосовершенствования человека, роль Б.Н. Абрамова как духовного подвижника также иногда недооценивается.

Б.Н. Абрамову под руководством Учителя через упорное самосовершенствование и познание высших истин постепенно удалось развить своё сознание и аппарат духа до состояния, когда становится возможным восприятие Высших Мыслей, которые он стал получать, будучи ещё в Харбине, в 40-е-50-е годы ХХ-го века. Борис Николаевич, лишённый чувства своей исключительности, не сразу поверил в высокий источник воспринимаемых им мыслей и написал письмо Рерихам с просьбой помочь разобраться в этом явлении.

Елена Ивановна Рерих, развеивая сомнения, в своём письме к Абрамовым от 28 декабря 1954 года пишет об источнике получаемых Мыслей: «Родной мой Борис, отбросьте все сомнения. Помните, что пока Вы связаны любовью и преданностью к Великому Образу, никто и ничто не может нарушить эту связь. Конечно, понимаю сердцем, что Вам хочется слышать подтверждение об этой связи, и с радостью, троекратно, подтверждаю то, что Вы передаёте мне, как именно исходящее из Высшего Источника.

Конечно, сомнение порождается из-за неуверенности в свою способность восприятия, но это не страшно, ибо некоторое сомнение удержит от другой крайности – излишнего самомнения. <…> Итак, не опасайтесь некоторого сомнения в себе, в свои силы, но вложите всё доверие во Владыку и стремитесь лишь выполнить возложенную на Вас миссию – уявиться свидетелем проявлений Великого Владыки. Очень хотела бы иметь ещё строки Изречений, оявленных Вам. Храните эти жемчужины и не удивляйтесь, что услышанное и рождающееся в Вашем мозгу близко получаемому Учению, но иначе как же усвоить даваемое?» [2, т. IX, с. 501].

Н.Д. Спирина оставила нам воспоминания о работе Бориса Николаевича над Записями, которую она непосредственно наблюдала, бывая у Абрамовых ежедневно, когда приезжала летом на весь свой отпуск в Венёв. Ночевала она недалеко от дома Абрамовых, в гостинице «Заря», которая работает и сейчас, а весь день проводила у Абрамовых, беседуя со своим учителем и помогая в домашних делах.

Она пишет: «Борис Николаевич в основном получал сообщения утром, на грани сна, перед пробуждением. Сначала это были отдельные слова, потом фразы, потом целый поток мыслей. Он заранее готовил небольшие листочки бумаги, пронумеровывал их, потому что писал, находясь ещё в полусне, на ощупь; писал и бросал на пол. А потом я видела, как в свободное от хозяйственной работы время он сидел с этими листочками, часами подолгу расшифровывал написанное и мельчайшим почерком переписывал в тетрадь. Я видела эти листки и понимала, какая это была трудоёмкая, кропотливая работа, отнимавшая и время у сна, и много сил. Не просто принимать сообщения Свыше. Для этого приёмник должен быть всегда настроен соответственно, всегда быть в созвучии с Посылающим и посылаемым, всегда быть в полной готовности и равновесии. Равновесие требовалось особое, так как слишком уж велика была разница между высшими вибрациями и окружающей средой» [6, с. 164-165].

Таким образом, процесс записи воспринимаемых Борисом Николаевичем Высших Мыслей не был простым. Записывать нужно было очень быстро, иначе мысли могли уйти из памяти. Работа эта требовала огромного напряжения сил духовных, умственных и даже физических. Нужна была большая любовь к Учителю и великая сила воли, чтобы не пропустить ни одной беседы и не нарушить ритма общения. Великий Учитель призывал его писать непрерывно, так как это были духовные Знания для будущих поколений. Б.Н. Абрамов записывает: «Писать, писать, писать для будущего поколения. Оно должно иметь материалы, по которым будет восходить дух их. А восхождение человечества – это восхождение планеты. Следовательно, писанием своим помогаете эволюции планеты. Где возьмут они знания, если не дадите им?! Ведь имеете возможность получать из Первоисточника. Они этой возможности иметь не будут. Так подумайте об этом и пишите не для себя и своего удовольствия, а для человечества, для будущего планеты. Знание истинное получаете и должны делиться им с людьми, ибо не все имеют возможность получать его – аппарат их ещё не готов, перегорит от такой работы. А вы можете. Но как передать людям знание ваше, когда нет ещё сознаний, готовых принять его? Только путём писания, когда рукописи ваши долежат до эпохи всеобщего подъёма духа над плотью. Будут сокрыты до срока. Но в срок суждённый будут оявлены для жизни новой» [7, с. 320-321].

«Ты мысль устремляешь ко Мне, и яро магнитно извлекает она из ауры Моей энергии, созвучные твоему духу, насыщая его Светом. Возможность даётся, дабы путь проложил для идущих за тобой и могущих подойти через тебя, через записи эти, оставленные для них, долженствующих после прийти. Обилие записей рассчитано на множество самых разнообразных сознаний, чтобы каждый мог найти по себе» [5, 1958, § 389].

«Пиши. Спокойно пиши и запечатлевай получаемое знание. Оно нужно для людей, яро оскудевших знанием духа. <…> Труд не мал. Каждодневные Записи <…> растут, и растут неуклонно. Их место – в сокровищнице человеческой мысли. И дар приносимый велик» [5, 1956, § 804]. И Борис Николаевич терпеливо и кропотливо записывал и упорядочивал получаемое изо дня в день, год за годом. Так в течение многих лет создавались будущие «Грани Агни Йоги». При жизни Б.Н. Абрамова о Записях знали очень немногие, даже близким друзьям Борис Николаевич о них никогда не рассказывал. Но он, безусловно, думал о будущей судьбе этих Записей. По воспоминаниям Б.А. Данилова, вначале местом для их хранения Б.Н. Абрамов выбрал квартиру Ю.Н. Рериха в Москве на Ленинском проспекте. Сотрудники, связанные с этой квартирой, со временем могли бы опубликовать Записи. Но после кончины Ю.Н. Рериха в 1960-м году его квартира уже не годилась в качестве пристанища для Записей Б.Н. Абрамова.

Другой вариант их сохранения, предусмотренный Б.Н. Абрамовым, был связан с Борисом Андреевичем Даниловым, проживавшим в Новосибирске. Б.А. Данилов бывал в Венёве не раз как при жизни Б.Н. Абрамова, так и после его ухода. Когда вариант с квартирой Ю.Н. Рериха отпал, Нина Ивановна Абрамова написала Данилову в Новосибирск, приглашая его в Венёв. Она сказала, что ему придётся взять ответственность за хранение Записей на себя, и что он получит соответствующие разъяснения, когда для этого придёт время. Нина Ивановна переписывалась с Б.А. Даниловым и в одном из писем написала ему в Новосибирск: «Борис, торопитесь». Письма Н.И. Абрамовой к Б.А. Данилову сохранились и являются документальным подтверждением правомочности получения наследия Бориса Николаевича Б.А. Даниловым. Он приехал по приглашению Н.И. Абрамовой в Венёв, она передала ему тетради с Записями, которые он отвёз в Новосибирск. Кроме тетрадей был передан портрет Великого Учителя и перстень, вручённый Б.Н. Абрамову Н.К. Рерихом в Харбине.

Записи не публиковались довольно долго, так как было ещё время советской эпохи и о печатании их не могло быть и речи. Поэтому Б.А. Данилов и Н.Д. Спирина решили напечатать 7 копий Записей на пишущей машинке. Эту работу выполнили ученики Н.Д. Спириной. Б.А. Данилов вспоминает, что результаты этого перепечатывания превзошли все ожидания. Все, прочитавшие эти машинописные тексты, приняли их с огромным интересом. После распада Советского Союза Б.А. Данилов и его сотрудники решили создать свой издательский кооператив и печатать книги. Созданное издательство получило название «Алгим».

В 1989 году в Москву впервые приехал Святослав Николаевич Рерих. Спирина и Данилов встретились с ним. Борис Андреевич вспоминает: «После общей беседы я попросил у него разрешение на встречу индивидуальную. Когда мы остались с ним вдвоём, я ему задал вопрос: “Знаете ли вы Абрамова?” Он ответил: “Да, знаю. Он был учеником моего отца”. “Знаете ли вы о том, что он вёл Записи?”. Святослав Николаевич подтвердил: “Да, знаю. Моя матушка говорила про это”. Тогда я понял, что можно открыто вести разговор, и спросил: “Эти Записи есть, они находятся у меня. Как Вы считаете, нужно ли их опубликовать?” Он задумался, и потом сказал: “Сначала напечатайте книги Учения все, напечатайте Тайную Доктрину, <…> потом придёт черёд и Записям”. Я посчитал это разрешением на публикацию Записей» [11, с. 72].

Начиная с 1989 года, в издательстве «Алгим» были изданы все книги Учения Живой Этики, письма Е.И. Рерих, «Тайная Доктрина» Е.П. Блаватской, труды Н.К. Рериха. Вся эта работа была выполнена приблизительно за два года, и пришло время для издания Записей Б.Н. Абрамова. Первый том вышел в свет в 1993 году. Записи печатались отдельными томами под общим названием «Грани Агни Йоги». Вначале были выпущены 13 томов Записей с 1960 года до 1972 года – это Записи последних 13 лет жизни Б.Н. Абрамова.

Реакция на публикацию «Граней Агни Йоги» была бурная. Борису Андреевичу Данилову приходили (и сейчас приходят) сотни писем со словами восхищения этими книгами. Люди пишут, что Записи помогают лучше усвоить Учение Живой Этики, поддерживают дух в трудные минуты жизни. Книги сердечно приняли и в других странах. Б.А. Данилов получал письма благодарности за их издание из Германии, Израиля, Канады, Англии, Америки и других стран. Признание было широкое. Хотя была и хула на эти книги.

Б.А. Данилов в настоящее время продолжает работу с Записями Б.Н. Абрамова и их публикацию в «Алгиме». В 2004-2010 годах вышли новые книги «Граней Агни Йоги», содержащие Записи 1955, 1956, 1957, 1958 и 1959 годов. Они издаются отдельными книгами, без указания номера тома, указан только год принятия Записей. Готовятся к изданию и новые, ещё неизвестные Записи Б.Н. Абрамова. Таким образом, нас ждут новые сокровища мысли, которые Б.Н. Абрамов записал для нас.


Значение «Граней Агни Йоги»

для духовного самосовершенствования человека

Публикация книг «Грани Агни Йоги», начатая в 1993 году, вызвала немало споров среди читателей о том, как соотносятся эти книги с Учением Живой Этики. Не являются ли они продолжением Учения?

Сразу подчеркнём, что «Грани Агни Йоги» – это не новое Учение и не продолжение Учения Живой Этики. Очень верно их место определила Н.Д. Спирина. Она пишет: «Записи незаменимы, как спутники книг Живой Этики. Они делают книги ближе к нам. Тот же неиссякаемый поток мысли Учителя струится через них и <…> становится доступнее для нас. В помощь последователям, идущим за Основоположниками по сложным, извилистым тропинкам земной жизни, самоотверженным труженикам Общего Блага, даются эти труды. И по мере продвижения по пути духа они будут всё более и более оценены» [7, с. 308]. Н.Д. Спирина отмечала, что мы должны применить Учение к условиям приближающейся Новой Эпохи. В мир входят новые обстоятельства, которые надо понять и разъяснить людям. И этому помогают «Грани Агни Йоги».

О значении «Граней Агни Йоги» и их отношении к Учению Живой Этики говорится и в самих этих книгах. Так Сказано: «Ценность этих Записей в том, что написаны в одном ключе, что и Учение, и в полном созвучии с последним» [4, т. IX, § 74].

Обращаясь к Б.Н. Абрамову, Великий Учитель предупреждает его и напутствует: «Тебя обвинят в заимствовании мыслей из Учения. <…> Не смущайся этими обвинениями, но прямо скажи: “Да, это совершенно верно. Всё, что содержится в этих Записях, взято или из Учения или от Учителя. Моего ничего нет, ибо до Учения я не написал ни одной строчки. Записанные же мысли Учителя не мои и не принадлежат мне. Я просто явился передатчиком и уловителем того, что мне удалось воспринять. <…> Кому не хочется их читать, пусть не читает, но не мешает желающим почерпнуть из них то, чего нет в другом месте или что изложено там очень сложно”» [4, т. XIII, § 116].

«Будущее потребует много сил и всех знаний, которые удалось накопить. Всё будет нужно, и каждая строчка Записей окажется бесценным вкладом в строительство Нового Мира» [4, т. VIII, § 353].

«Эти Записи имеют большое значение для пространственного насыщения окружающих сфер чёткими и определёнными формами мыслей, оформляемых сознанием. <…> Пространство цементируется ими. <…> Аура планеты обогащается этими формами. Будучи созданы в вибрационном ключе, отличном от обычного мышления, они активно вступают в борьбу с нечёткими, сумбурными и тёмными продуктами психической деятельности людей» [4, т. X, § 651]. Идёт, таким образом, очищение планеты и сознания людей.

Очень важны «Грани Агни Йоги» для новых поколений, которым легче будет с помощью этих книг найти Истину и смысл жизни. Сказано Великим Учителем: «Для тех, кто идёт после, послужат они источником Света, указующим путь. Каждый прикоснувшийся почерпнёт из них по вместимости сознания, в созвучии со своим устремлением. Потому труд этот ценен, и, кто знает, не является ли он целью и миссией данного воплощения воспринимающего их. Казалось бы, о чём можно писать каждодневно, но безграничен мир мыслей Моих, и тот, кто знает, как из него почерпать, никогда не останется без новых поступлений. <…> И велика заслуга того, кто на этом нелёгком пути время находит записывать то, что даёт ему жизнь и Ведущий. Ведёт мысль, и записи мыслей, идущих от Учителя Света, яро послужат тому, кто пойдёт после» [3, т. II, § 128].

«Грани Агни Йоги» освещают, также как и Учение Живой Этики, очень многие стороны жизни человечества нашей планеты. Они говорят о тонкоматериальных (невидимых) мирах и их влиянии на нашу земную жизнь, о посмертных состояниях человека, о сознании человека, о Космических Законах, о космическом мышлении, о силе мысли, о будущем земного человечества, о Новой Эпохе, Эпохе Огня.

Как Сказано в «Гранях Агни Йоги»: «Эпоха Огня началась» [5, 1959, § 92]. И к овладению собой должен устремиться человек. Ведь человеческий организм – это генератор психической энергии, топливом для которого являются мысли и чувства человека, которые должны быть очень высокими, чтобы действовать во благо как земного мира, так и небесного. Возможности же человеческого организма не ограничены, в Новую Эпоху он может достичь высот сверхчеловека.

«Грани Агни Йоги» раскрывают нам некоторые особенности Новой Эпохи, в которую вступает человечество нашей планеты. Так, в Новую Эпоху произойдёт преобразование сферы научных представлений и формирование нового научного мировоззрения на основе Учения Живой Этики. Наука расцветёт небывало. Революция в области науки будет полной и увенчается победой ничем не ограниченного Знания, основанного на Космических Законах Жизни. В Новую Эпоху мысль будет иметь огромную силу и космический размах. Мысленное общение с жителями других планет и звёздных систем станет возможным и доступным человеку.

Новая Эпоха предполагает преображение всех сторон жизни. Как сказано в «Гранях Агни Йоги», произойдёт «именно революция жизни во всепланетном масштабе. Не политическая уже, не общественная уже, не государственная уже, но именно всепланетная и универсальная. Это и будет преображением жизни и сознания и утверждением Нового Неба и Новой Земли. <…> Великое время, небывалое время, время утверждения заповеданной сказки» [5, 1958, § 450].

«Грани Агни Йоги» говорят нам также о том, что в Новую Эпоху Россия станет ведущей державой мира во всех областях жизни и, прежде всего, в сфере духовности. Только Россия, народ которой прошёл через страдания, которых не знал ни один другой народ в мире, способна удержать равновесие мира и воплотить в жизнь главные идеи Нового Мира – идеи Братства, Общины, сотрудничества, труда на Общее Благо. Сказано: «Светочем будет для всех Наша держава. Уже тянутся к ней отовсюду, уже чуют могучесть её. Вскроется лёд, и могучая река жизни увлечёт вслед за Русью все народы Земли в океан новой жизни, ибо ведущая – она и уже ведёт и влечёт за собою в орбиту свою всех, кто отвратился от старого мира» [5, 1958, § 248]. Таким образом, России суждено великое будущее, постепенно она станет лучшей в науке, искусстве, литературе, философии, религии, в сфере прикладных знаний и изобретений, она станет ведущей и в сфере духовной.

Прекрасно будущее человечества нашей планеты, к которому и устремляют нас «Грани Агни Йоги», рассказывая, как освободиться человеку от тяжкого наследия прошлого, как построить Новый Мир, как идти в ногу с эволюцией.


Город Венёв помнит и чтит своего великого земляка

Город Венёв Тульской области, в котором Б.Н. Абрамов жил с 1962 по 1972 годы, находится в полутора часах езды на автомашине от Москвы. Это небольшой старинный городок, стоящий на берегу реки Венёвки. Она извилиста, с живописными, местами очень высокими и крутыми берегами. Когда-то, несколько веков назад, здесь проходила укреплённая линия обороны, стерегущая подходы к центральным районам Руси. Потому на город нападали враги, его грабили, сжигали.

Летописи XIV века говорят о том, что эти места посещал Великий Покровитель Земли Русской, Святой Преподобный Сергий Радонежский. Он приходил со своими учениками в Венёв, в монастырь, находящийся в нескольких километрах от города. В ризнице монастыря когда-то хранились посох и власяница Святого Сергия, принесённые туда в XV веке пустынником Петром.

Сравнительно недалеко от Венёва находится Куликово поле, где в 1380 году в Куликовской битве, сражались и погибли многие жители Венёва и окрестных сёл. Существует легенда, что один из жителей деревни, расположенной недалеко от Венёва, старик Свирид, послал к Дмитрию Донскому 12 своих сыновей, и все они погибли в сражении. Их похоронили на берегу реки Венёвки у Свиридова леса, а через некоторое время здесь забили 12 родников. Это место названо «12 ключей». Сейчас здесь любимое место отдыха венёвцев. Русская Православная церковь установила здесь 12 гранитных плит, на которых сделаны надписи о двенадцати главных добродетелях христианина.

Венёв оставляет о себе очень светлые воспоминания. Городок тихий, в нём совсем мало машин, дома невысокие, старинные, вдоль улиц посажено множество цветов. Природа вокруг Венёва прекрасна, что, безусловно, очень скрашивало жизнь Абрамовых здесь.

Вот уже более десяти лет, с 1997 года, в Венёве отмечается памятная дата – 2 августа – день рождения Б.Н. Абрамова. В этот день утром сюда приезжают люди из Тулы, Новомосковска, Москвы и других мест. Они идут на могилу Абрамовых, потом проходит конференция, посвящённая памяти Б.Н. Абрамова. В мероприятиях обычно участвует руководство города, отдел культуры Венёвского района, Венёвский краеведческий музей. С 2007 года люди, приезжающие 2 августа в Венёв, приходят и к дому № 13 на улице Советской, где раньше находился одноэтажный деревянный дом, в котором жили Абрамовы. Старый дом был снесён, а на его месте построен новый пятиэтажный.

В год 110-летия со дня рождения Б.Н. Абрамова сотрудники Сибирского Рериховского Общества (СибРО) обратились к руководителю отдела культуры Венёвского района Наталье Викторовне Ермаковой с предложением установить мемориальную доску на этом здании. Это предложение было поддержано. В изготовлении и установке мемориальной доски активно участвовали москвичи. Эскиз доски был выполнен московской художницей и писательницей Натальей Ивановной Кулаковой. Слева на доске из чёрного гранита изображён знак Триединства, в который вписаны чаша и пламя, символы чаши подвига и пламени сердца Б.Н. Абрамова, верного служителя Иерархии Света. Надпись на доске гласит: «На этом месте стоял дом, в котором с 1965 по 1972 год жил и работал Борис Николаевич Абрамов (1897-1972) – деятель культуры, ученик великого русского художника Н.К. Рериха». В день открытия мемориальной доски 2-го августа 2007 года глава администрации Венёвского района Александр Владимирович Пугачёв сказал, что эта мемориальная доска – первая в Венёве, жители которого совсем недавно открыли для себя, какой великий человек жил в их городе.

Руководство СибРО в приветствии к открытию мемориальной доски памяти Б.Н. Абрамова очень тепло выразило чувства и мысли всех участников юбилея Б.Н. Абрамова в Венёве словами: «Прекрасно, что в городе, где Борису Николаевичу довелось жить по возвращении на Родину, отдаётся дань признательности его самоотверженной деятельности, о которой всё больше становится известно и в России, и за её пределами. Мы приносим нашу благодарность администрации города Венёва, которая водружением памятной доски отметила вклад Б.Н. Абрамова в дело Культуры. Желаем Венёву и всем его жителям благополучия и процветания в трудах на общее благо» [14, с. 20].

Юбилейная конференция 2007 года, приуроченная к 110-летию Б.Н. Абрамова, проходила в прекрасной городской школе искусств. На ней выступили с докладами представители Тульского рериховского общества, администрации города Венёва, краеведческого музея города, выступил с воспоминаниями о Б.Н. Абрамове Ю.П. Бургасов. Очень ярким было выступление М.П. Чистяковой, краеведа из г. Щёкино, которая являлась одним из главных организаторов этой конференции. Она же собрала в Венёве воспоминания людей, знавших Б.Н. Абрамова.

На этой конференции состоялись также презентация книги «Устремлённое сердце», изданной СибРО к 110-летию Б.Н. Абрамова, и просмотр видеозаписи концерта из произведений Б.Н. Абрамова, прошедшего в Новосибирском музее Н.К. Рериха. Был показан также видеофильм «Устремлённое сердце», созданный студией СибРО.

Большой вклад в увековечивание памяти Б.Н. Абрамова внесли сотрудники Венёвского краеведческого музея. Они создали фонд Б.Н. Абрамова, составляющий более 70 единиц хранения, который всё время пополняется. Он используется для стендов и витрин, устанавливаемых в дни памяти Б.Н. Абрамова.

Первая временная экспозиция, посвящённая Б.Н. Абрамову, была организована в музее в 1997 году к 100-летнему юбилею Бориса Николаевича, благодаря инициативе и трудам М.П. Чистяковой.

В 2007-м году СибРО передало музею фотографии, рассказывающие о жизни Абрамовых, репродукции акварелей Б.Н. Абрамова, а также картин Н.К. Рериха из фонда Новосибирского Музея Н.К. Рериха. В венёвском музее хранятся также все изданные в настоящее время книги «Граней Агни Йоги» и книги о Б.Н. Абрамове, его стихи и набор открыток с его акварелями. Венёв чтит память своего великого земляка.


Заключение

Б.Н. Абрамов достойно выполнил на Земле свою высокую миссию. Он передал Свет Миру через свои Записи. Как говорится в «Гранях Агни Йоги», прежде чем Земля поднимется на более высокую ступень эволюции, «сперва надо поднять мысль человеческую, Светом насыщая её. Это и есть миссия жизни Духов Великих» [4, т. III, § 237].

О таких людях, как Б.Н. Абрамов, в книге Учения Живой Этики «Мир Огненный» сказано: «Среди Огненных Служителей человечества следует отметить особенно тех, кто берут на себя жертвенный труд. Дух этих служителей человечества, как огненный факел, ибо в своём потенциале этот дух заключает все свойства, которые могут вознести человечество. Лишь мощное сознание может взять на себя жертвенный труд. <…> Но как мало знают люди о тех Огненных Служителях, которые добровольно утверждаются в одиночестве, служа великой насыщающей Силой Вселенной» [1, § 71].

Мы должны с огромным чувством благодарности отнестись к подвигу, совершённому Б.Н. Абрамовым. Очень верно написал об этом Б.А. Данилов: «Борис Николаевич прошёл почти рядом с нами, и, можно сказать, недавно и то, чем он жил, к чему он стремился, над чем он работал, в чём он преуспел, очень важно для нас. Ведь даже через прикасание к этому мы духовно обогащаемся» [11, с. 74].

И чем больше мы будем получать духовных благ и знаний от записанных им необыкновенных мыслей, тем больше будет расти наша благодарность к тому, кто донёс их до нас. Не забудется в веках его подвиг во имя лучшего будущего человечества, во имя торжества Нового Мира, который он приблизил к нам своими Записями и примером своей самоотверженной и целеустремлённой жизни.


1 Гуру на Востоке – земной духовный Учитель.



    Список литературы:

  1. Мир Огненный. Часть III.
  2. Рерих Е.И. Письма. Т. IV, V, IX. М.: МЦР, 2002, 2003, 2009.
  3. Грани Агни Йоги. Т. I-II. Алма-Ата: Вуташ, 1995.
  4. Грани Агни Йоги. Т. III, VII, VIII, IX, X, XIII. Новосибирск: Алгим, 1994, 1995, 1995, 1996, 1996, 1998.
  5. Грани Агни Йоги. 1959, 1958, 1956. Новосибирск: Алгим, 2004, 2007, 2009.
  6. Абрамов Б.Н. Устремлённое сердце. Новосибирск: СибРО, 1997.
  7. Абрамов Б.Н. Устремлённое сердце. Новосибирск: РОССАЗИЯ СибРО, 2007.
  8. Абрамов Б.Н. Сребротканая нить. Новосибирск: СибРО, 1999.
  9. Подвиг земной и надземный. Материалы юбилейной конференции, посвящённой 110-летию со дня рождения Б.Н. Абрамова. Новосибирск: РОССАЗИЯ СибРО, 2009.
  10. «Возвышенная миссия твоя…». Сборник к 95-летию со дня рождения Н.Д. Спириной. Новосибирск: РОССАЗИЯ СибРО, 2006.
  11. Он прошёл рядом с нами. Сборник, посвящённый 110-летию со дня рождения Б.Н. Абрамова, Новокузнецк, 2007.
  12. «В душе горит неизреченный свет…». Биографический очерк о Б.Н. Абрамове. Новосибирск: РОССАЗИЯ СибРО, 2009.
  13. Спирина Н.Д. Полное собрание трудов. Т. 1–4. Новосибирск: РОССАЗИЯ СибРО, 2007-2011.
  14. Журнал «Восход», № 8. Новосибирск: РОССАЗИЯ СибРО, 2007.

Возврат к списку