Борис Николаевич Абрамов духовный ученик Н.К. Рериха и Е.И. Рерих

Анненко А.Н.

Харбинское содружество (штрихи к портрету явления)


Анненко А.Н. – член Союза журналистов России, г. Абакан

Приводится по изданию: Международная научно-практическая конференция «Рериховское наследие». Том XI: Рерихи, их предшественники, сотрудники, последователи. СПб.: Издание СПбГБУК «Музей-институт семьи Рерихов», 2013. С. 340-345.


Мне посчастливилось не только встречаться, но и сотрудничать с людьми, которые называли себя «содружницами». Вначале я познакомился с Наталией Дмитриевной Спириной (1911–2004) и затем с Зинаидой Николаевной Чунихиной (1900–1986). О Наталии Дмитриевне, с которой я имел счастье общения в 1975–1978 гг. в Академгородке, существует обширная литература. Она приезжала в Черногорск в 1979 г., ночевала у меня в Абакане, мы переписывались, обменивались материалами, обсуждали проблемы. О З.Н. Чунихиной практически ничего не издано, кроме нескольких упоминаний в книге о Борисе Николаевиче Абрамове «Устремлённое сердце»1 и в некоторых моих статьях2.

Она родилась 12 марта 1900 г., жила в Чите. В годы гражданской войны, вместе со своим женихом, офицером частей Белой армии, отступивших в Китай, оказалась на чужбине. Он умер в госпитале от ран, а Зинаида Николаевна вместе с матерью, Марией Антоновной Чунихиной, обосновались в Харбине. Зинаида Николаевна имела гимназическое образование и впоследствии стала работать бухгалтером на Мулинских горных копях.

Харбин – «Атлантида» Русской культуры – в первой половине XX в. представлял собой оазис Русской цивилизации на Дальнем Востоке, в Маньчжурии. Его отличительной чертой были терпимость и вмещение: рядом стояли и функционировали кирхи и церкви, синагоги и мечети; русские дети изучали кроме родного языка китайский и английский. Например, здесь печатался настольный календарь «Три богатыря» – с отдельными страницами для православных, магометан, лютеран, евреев, армян. В то же время это был город международной, в том числе, ярко представленной русской культуры. «Появление Н.К. Рериха в Харбине в 1934 году, – пишет свидетель тех лет, – можно сравнить с метеором, прочертившим огненную черту на мрачном ночном небе… Его приезд производит впечатление разорвавшейся бомбы. Вся общественность взбудоражена. Квартира на Садовой сразу превращается в место непрерывного паломничества…»3. Именно здесь – в Харбине – был в 1934 г. образован Русский комитет Пакта Рериха. Не было в тот момент другого места, где бы мог спокойно функционировать Комитет Знамени Мира, ориентированный на Россию!

Именно в Харбине 18 июля 1934 г. в церковный праздник Обретения мощей Радонежского Чудотворца было образовано Свято-Сергиево Содружество. Через несколько дней Николай Константинович взял шефство над этим Содружеством. Среди его участников – Пётр Алексеевич Чистяков, Владимир Константинович Рерих, Альфред Петрович Хейдок и его жена Евгения Сергеевна, Абрамовы – Борис Николаевич и Нина Ивановна, Василий Николаевич Грамматчиков, Екатерина Петровна Инге, Зинаида Николаевна Чунихина, Юрий Николаевич и Наталья Яковлевна Гавриловы, Михаил Михайлович Бутин, Евгения Николаевна Туркина, Варфоломеева… И другие. Из быстро растущего Содружества вскоре выделилась группа, построенная на изучении Учения Живой Этики (Агни-Йоги)4. Понятно, что группа возникла не на пустом месте. В неё вошли некоторые теософы, розенкрейцеры, принявшие Учение Живой Этики, а также люди, подошедшие к Учению за время пребывания Н.К. Рериха в Харбине.

Зинаида Николаевна была одним из самых активных членов Содружества. Она рассказывала мне о собраниях так же, как, например, Альфред Петрович Хейдок в своих статьях: «Николай Константинович нам лекций не читал. В спокойной, неторопливой беседе просто и доходчиво говорил о наступающей новой эре планеты, о новом человечестве, которое должно прийти на смену нынешнему, задыхающемуся в ярости хищнических захватов и, как слепому, идущему к взаимоистреблению. Но это новое человечество не могло спуститься с неба на розовых крыльях – оно могло возникнуть только из ныне существующего. И Новый Мир сотрудничества и братства должен быть построен человеческими руками и ногами. А где строители? Стать этими строителями он призывал нас. Строительство должно было начинаться с преобразования самого себя, со вступления в постоянную борьбу со своими собственными недостатками, с трансмутации своих низших качеств в высшие – с самоусовершенствования, которое приводит к расширению сознания, открывающего космические просторы...»5. Н.К. Рерих подарил ей свою фотографию, которую она хранила всю жизнь.

З.Н. Чунихина (слева во втором ряду) среди бывших харбинок. Черногорск. 1970-е гг.
З.Н. Чунихина (слева во втором ряду)
среди бывших харбинок.
Черногорск. 1970-е гг.
Н.К. Рерих. Китай. 1934–1935 гг. © Музей Николая Рериха (Нью-Йорк)
Н.К. Рерих. Китай. 1934–1935 гг.
© Музей Николая Рериха (Нью-Йорк)

Уже тогда – в 1930-е гг. – Зинаида Николаевна славилась как мастерица-швея. На одном из заседаний Н.К. Рериху были преподнесены два Знамени Мира, которые она сшила. Одно из них – побывавшее в экспедиции Н.К. Рериха на первом этапе в 1934 г. и оставленное им затем Содружеству – было привезено Зинаидой Николаевной из Китая в СССР. Второе, большего размера, – было тем Знаменем, которое развевалось 15 апреля 1935 г. (день подписания Пакта Рериха в Вашингтоне в присутствии Президента США Ф.Д. Рузвельта) над лагерем экспедиции в Цаган Куре (Внутренняя Монголия), о чём писал Н.К. Рерих в очерке «Знамя»6. Это Знамя было привезено из Индии в СССР сыном Н.К. Рериха Юрием Николаевичем Рерихом в 1957 г. и находилось в его квартире в Москве.

Я не раз бывал у Зинаиды Николаевны в Черногорске (Красноярский край), где она жила после возвращения на Родину. По мере знакомства передо мной открывался замечательный образ женщины высокой духовности, пронёсшей через всю свою жизнь преданность идеалам высокой культуры. Самое ценное она хранила в небольшом деревянном сундуке: Знамя Мира, изготовленное в 1934 г. в дни пребывания там Н.К. Рериха, подлинники «Листов дневника» Н.К. Рериха, посылавшиеся в Харбин, книги Живой Этики. По её признанию, это было самое дорогое из всего, чем она владела. Жила она последние годы одиноко, но не оставалась без поддержки друзей. Её земной путь завершился 14 февраля 1986 г.

Н.Д. Спирина ещё в девяностые годы поддержала мою идею рассказать о Зинаиде Николаевне Чунихиной. По мере возможностей я это делаю. О моих контактах с З.Н. Чунихиной, близким другом семьи Абрамовых, часто и подолгу гостившей у них в Венёве, свидетельствует её письмо. Приведу его здесь полностью.


З.Н. Чунихина – А.Н. Анненко. 22 декабря 1977 г.7

Уважаемый Алексей Николаевич!

Поздравляю Вас с Новым годом и желаю всего хорошего! Доброго здоровья и успеха в жизни!

Получила Ваше письмо, но, к сожалению, затянула с ответом. Причина уважительная. Сломала правую руку в плече и месяц пробыла в больнице. Руку разрабатываю и могу писать. Затем был бронхит и сильное кровотечение из носа. Но теперь иду на поправку. Видимо, должна ещё пожить!

Очень хорошо, что Вы полны энергии и хорошо работаете! Да, очень трудно давать людям по сознанию! От души желаю Вам успеха! Писала я Нат[алии] Дм[итриевне]8 о затруднении с наследством. Она ответила, что приедет за ним сама, не ожидая, чтобы присылали. И тут прийдётся Вас огорчить. Я должна всё-таки отдать предпочтение Нат[алии] Дм[итриевне] во имя многолетней дружбы! Но статьи будут Ваши. Это – подлинники, посылаемые со второй экспедиции. А у Н[аталии] Д[митриевны] имеются копии. Войдите в моё положение и не обижайтесь на меня!

Хорошо, что Вы переписываетесь с Грам[матчиковым]9! Очень хотелось бы прочесть Ваш труд, когда Вы его окончите!10

Что касается валерьяна, то, конечно, он мне очень нужен. И если Вы решите послать его мне, буду очень благодарна, но расходы будут мои.

Ещё раз прошу не обижаться на меня! Так хотелось бы продолжить наше знакомство и переписку!

Желаю Вам всего доброго!

Уважающая Вас Зин[аида] Никол[аевна].


Часть своего архива Зинаида Николаевна передала мне: Знамя Мира, подлинники «Листов дневника», копии писем Е.И. Рерих, некоторые книги Н.К. Рериха. Особо примечательна одна из них – «Цветы Мории», вышедшая в Берлине в 1921 г. Здесь, на последней странице, автограф: «Дорогому другу Зиночке от её Харбинских содружниц – М.Н., В.Г., В.В. и Е.П. – с самыми светлыми и сердечными мыслями. 24 окт. 1939 г. Харбин».

Внизу страницы: «Страж, помни о доверенном сокровище. Считай – зовы Наши дают знание выше уставов старины. “Листы”»11. А на одной из первых страниц Зинаида Николаевна написала: «На добрую память Алексею Николаевичу от Зинаиды Николаевны Чунихиной. 17 августа 1977 г.». Эти надписи для меня являются, по известному определению, «живой связью времён».

А.П. Хейдок вспоминал: «Наше объединение было школой сотрудничества, но не формального, а сердечного…»12.

Известны также три кружка харбинцев (так называемые «Младшие Содружества»), руководители – А.П. Хейдок, Б.Н. Абрамов, Е.П. Инге. Ученики Б.Н. Абрамова – Ольга Александровна Копецкая, Наталья Дмитриевна Спирина, Дмитрий Семёнович Шипов, Николай Александрович и Лилия Ивановна Зубчинские (Урановы), Борис Андреевич Данилов («передан» при отъезде Екатерины Петровны Инге), Геннадий Петрович Кучма, Антонина Николаевна Кочеунова, Людмила Феликсовна Страва, Георгий Александрович Иванов…

Знамя Мира в Цаган Куре во время Второй Центральноазиатской экспедиции Н.К. Рериха. 1935 г.
Знамя Мира в Цаган Куре во время Второй
Центральноазиатской экспедиции Н.К. Рериха. 1935 г.

Отмечу, что Знамя Мира, которое мне передала З.Н. Чунихина, побывало со мной на вершине Боруса в Саянах, в Верхнем Уймоне на Алтае, а также в Международном Центре Рерихов, когда я там работал. Интересно, что тогда оно было использовано в качестве образца при изготовлении экземпляра для Международного общественного культурного космического проекта «Знамя Мира», побывавшего затем на борту орбитальной космической станции «Мир» в 1997–1998 гг.

Знамя Мира харбинского «Содружества» демонстрировалось в Музее Н.К. Рериха в Новосибирске, а ныне обрело своё постоянное место в Санкт-Петербургском государственном музее-институте семьи Рерихов. В 2010 г. оно было представлено в экспозиции Международной выставки «Рериховский век», проходившей в Центральном выставочном зале «Манеж» Санкт-Петербурга13.

Завершить мне хотелось бы словами Зинаиды Николаевны о Борисе Николаевиче Абрамове, напечатанные в книге «Устремлённое сердце». Читая их, я вижу перед собой Зинаиду Николаевну Чунихину и членов харбинского Содружества:

«Несломимая вера, подкреплённая знанием. Она зажигала окружающих, давала силы. Он не только верил, он знал, и это действовало убедительно. Он делился своими знаниями. Каждая его фраза была откровением.

Большая устремлённость и сильная творческая мысль, направленная на Благо! Это чувствовалось окружающими и носило характер непреложности. Сила мысли его была велика! Во всём сквозила убеждённость. Его мысль была действенна, она не раз несла помощь людям, которые часто и не знали, откуда она исходит. Он щедро делился своим огоньком.

С благодарностью вспоминаю его духовную поддержку, его слова утешения в тяжёлые минуты жизни! Много мудрых слов было сказано, которые вошли в мою память»14.



Примечания:

1 См.: Б.Н. Абрамов. Устремлённое сердце: Сборник / Под ред. Н.Д. Спириной. Новосибирск: СибРО, 1997. С. 183–183.

2 См., например: Анненко А.Н. Сотрудникам сайта «Адамант». – 16 апреля 2007 г.; Он же. Содружница из Черногорска // Краевед Хакасии: Сборник статей. Вып. 1 / Министерство культуры Республики Хакасия, ГКУ Республики Хакасия «Национальный архив». Абакан: Бригантина, 2013. С. 147–148; Он же. Хакасия: идеи Рериха – в жизнь! // Дельфис. М., 2013. № 3 (75). С. 22.

3 Хейдок А.П. Память сердца // Держава Рериха. М., 1994. С. 355.

4 Росов В.А. Николай Рерих: Вестник Звенигорода. Экспедиции Н.К. Рериха по окраинам пустыни Гоби. Кн. II: Новая Страна. М.: Ариаварта-Пресс, 2004. С. 60–62.

5 Хейдок А.П. Учитель жизни // Утренняя Звезда: Альманах МЦР. М., 1993. Вып. 1. С. 82.

6 Рерих Н.К. Знамя. – Цаган Куре. – 15 апреля 1935 г. // Рерих Н.К. Нерушимое. Рига: Виеда, 1991. С. 101.

7 Автограф. Архив автора.

8 Имеется в виду Н.Д. Спирина.

9 Имеется в виду Николай Васильевич Грамматчиков (1908–1988), один из участников Второй Центральноазиатской экспедиции Н.К. Рериха в 1934–1935 гг.

10 См.: Анненко А.Н. Последняя экспедиция Н.К. Рериха (1934–1935) По воспоминаниям Н.В. Грамматчикова // Рериховские Чтения. 1997: Материалы конференции СО РАН и СибРО 3– 6 ноября 1997 г. Новосибирск: СибРО, 2000. С. 342–354; Он же. Черногорский спутник Н.К. Рериха // Рериховское наследие: Труды Международной научно-практической конференции. Т. VIII: Н.К. Рерих и его современники. Архитекторы и архитектура; Восток глазами Запада. СПб., 2011. С. 406–411.

11 Учение Живой Этики (Агни-Йога). Листы Сада Мории. Кн. I. Зов. 1924. § 247.

12 Хейдок А.П. Радуга чудес. Рига: Виеда, 1994. С. 336.

13 См. воспроизведение: Чеснокова М.Н. Обзор некоторых разделов выставки «Рериховский век» и участие частных коллекционеров в её создании // Рериховское наследие: Труды Международной научно-практической конференции. Т. X: Результаты и перспективы Международного выставочного проекта «Рериховский век». СПб., 2013. С. 44.

14 Чунихина З.Н. Мощь Мысли // Б.Н. Абрамов. Устремлённое сердце: Сборник / Под ред. Н.Д. Спириной. Новосибирск: СибРО, 1997. С. 183.



Возврат к списку