Борис Николаевич Абрамов духовный ученик Н.К. Рериха и Е.И. Рерих

Величко Н.Н.

«Верного друга цените…» (2017)


О переписке Б.Н. и Н.И. Абрамовых с Б.А. Даниловым


Публикуется по изданию: Величко Н.Н. "Верного друга цените…" // "Свет Утренней Звезды", № 1 (109) от 21 апреля 2017 г.


Б.А. Данилов
Б.А. Данилов

21 апреля 2017 года исполнилось 90 лет со дня рождения Бориса Андреевича Данилова, верного ученика Бориса Николаевича Абрамова. ...Он сделал доступным широкому кругу ищущих духовного самосовершенствования плоды самоотверженного труда своего наставника. Труд нескольких десятилетий Б.Н. Абрамова ...Борис Андреевич почти полностью расшифровал и издал в серии книг «Грани Агни Йоги».

До этого издательским кооперативом «АЛГИМ», возглавляемым Борисом Андреевичем, впервые в Советском Союзе почти за год были переизданы десять из тринадцати книг Учения Живой Этики. Примечательно, что несколько десятков тысяч каждого тома этих книг были напечатаны именно с книг Учения, принадлежавших Б.Н. Абрамову. Как писал сам Борис Андреевич: «И если бы не было руководства в свое время с его стороны, то трудно сказать, был бы тот результат, которого достиг “АЛГИМ” в печатании книг и их распространении» [1, с. 21]. Там же, в «АЛГИМе», по рекомендации Святослава Николаевича, данной Данилову при встрече с ним, издаются «Письма Елены Ивановны Рерих», «Тайная Доктрина» Елены Петровны Блаватской.

Конечно, плодотворная работа Бориса Андреевича на общее благо одной издательской деятельностью не ограничивалась. Еще 31 марта 1989 года при Новосибирском отделении Общества советско-индийской дружбы была образована «рериховская» секция, председателем которой был избран Б.А. Данилов [2, с. 188]. Многочисленные встречи, беседы, выступления, доклады, переписка и телефонные звонки помогали тысячам людей в решении их жизненных вопросов, помогали не сбиться с трудного пути духовного самосовершенствования. И каждый раз он не забывал подчеркнуть, что даваемые им знания получены благодаря тем зернам, которые были заложены его наставником – Борисом Николаевичем Абрамовым. Как он сам говорил: «…Многое из того, что он в свое время отдавал конкретно мне, было тогда непонятно. Что-то воспринималось; чувствовалось, что это новое, какие-то новые знания, до которых сам не додумывался, сам не доходил, а Борис Николаевич подводил к ним, как-то создавал обстановку, невольно проясняющую мысли. … Правда, нужно добавить, говорил не очень распространенно. Просто в сознание бросались какие-то зерна» [3, с. 217–218].

Особенно наглядно видны эти редкие, но весомые «зерна» по письмам Бориса Николаевича и Нины Ивановны Абрамовых, адресованных Б.А. Данилову и его семье. Да, да, по письмам видно, что и жена Б.Н. Абрамова тоже вносила свою лепту в развитие сознания Бориса Андреевича. Это и неудивительно. Ведь сам Николай Константинович, как свидетельствует в письме Елене Ивановне Борис Николаевич, «кольцо-то тоже ей первой дал» [4, с. 18]. И Елена Ивановна писала еще в 1952 году, 21 декабря: «Солнечное сплетение у Ниночки приоткрылось, также и мокротная железа начала по-новому действовать, отсюда и видения, и даже услышание Голоса Великого Владыки. … Солнечное сплетение у Бориса откроется немного позднее и много легче, чем у Ниночки…» [5, с. 241].

Первым духовным наставником Бориса Андреевича была Екатерина Петровна Инге. Именно она заложила основу роста его духа. Ее земными руководителями были Николай Константинович и Елена Ивановна Рерихи, то есть мужчина и женщина. Но волею судьбы вскоре она была вынуждена уехать, и дальнейшее руководство Б.А. Даниловым взял на себя Б.Н. Абрамов, которого на плотном плане также вели Е.И. и Н.К. Рерихи.

Борис Андреевич понимал большую роль гармонии мужского и женского начал, особенно в деле духовного руководства. Говоря о грядущей Новой Эпохе, он подчеркивал, что «…эта Эпоха будет названа Эпохой Владыки Майтрейи и Владычицы Матери Мира. Они определяют два Ее ведущих начала – мужское и женское» [6, с. 200]. Борис Андреевич, учитывая, что в целом духовное руководство Б.Н. Абрамова Е.И. и Н.К. Рерихами продолжалось и после их ухода с земного плана, часто подчеркивал, что «…Их было Трое: Гуру, Матерь Агни Йоги, Учитель» [1, с. 37].

На Родину Б.А. Данилов с семьей вернулся первым из изучавших в Харбине Живую Этику, и контакт с его с наставником продолжался через письма. А после переезда Абрамовых в СССР – еще и при редких встречах. Учитывая возможную цензуру в те непростые времена, самое сокровенное письмам не доверялось, хотя упомянутые «зерна» мудрости и руководства явно присутствуют.

Вот, например, несколько упоминаний о мысли в письмах Бориса Николаевича к Б.А. Данилову: «Каждое утро вспоминаю Вас. Утром хорошо думается. Много мыслей интересных приходит. Не хуже, чем в книгах бывают. Когда мозг свеж и чист, легко думать и так интересно. Так ведь и Мать [7] думала. Так и Вы, и я можем думать.

… Будут у Вас новые мысли, если вложите в желание ваше все сердце» (16 января 1955 г.) [8].

«Городок у нас маленький, и если внутри себя жить нечем, то можно жестоко заскучать» (17 сентября 1961 г.).

«Живем одни. Сидим дома одни. Зимой пустынно, холодно и вьюжно. Но это совсем не является причиной тому, чтобы от этого страдала мысль и уверенность в будущем» (25 декабря 1961 г.).

А в дальнейшем уже видны примеры работы мыслью, психической энергией: «Дорогой Борис! Я был очень недоволен тем, что Вы не сообщили мне сразу о постигшей Вас неприятности. Ведь сделали Вы это из ложного и неправильного нежелания меня беспокоить. И поэтому и сообщили только тогда, когда все уже кончилось. А ведь можно было бы помочь, если бы сказали вовремя. И Вам было бы легче, и все легче бы прошло, и нервов бы не трепали, и нас бы не тревожили неведомо для себя. Друзья на то и существуют, чтобы поддержать, когда туго. А Вы, мой друг, об этом забыли. Потому выражаю Вам свое неудовольствие. Не дали возможности Вам помочь! Нехорошо!» (10 мая 1955 г.).

И по поводу помощи Борису Андреевичу при сдаче экзаменов шутливые строки: «Письмо это послал перед Новым годом, но получил обратно, т.к. не написал номер дома. Это моя вина, и поэтому буду помогать Вам держать экзамены, чтобы вину искупить» (25 декабря 1961 г.).

Борису Николаевичу вторит и его жена, Нина Ивановна: «Родной мой, не тревожьтесь. Экзамен будем сдавать вместе. Не забудьте только взять с собой мой подарок. Итак, нас будет трое. Храните спокойствие, и Помощь придет» (5 января 1962 г.).

И, наконец, по поводу окончания Новосибирского электротехнического института Борис Андреевич получает поздравление от Абрамовых: «Дорогой Боря! Порадовались очень Вашим успехам и благополучному завершению учебы» (21 августа 1965 г.).

«…Надо отдохнуть после пятилетней учебы. Рад, что Вы с Ниной Ивановной хорошо выдержали экзамен» (22 сентября 1965 г.).

О работе психической энергии не раз в письмах упоминает Нина Ивановна Абрамова. Так, в 1964 году она пишет: «Дорогой Боря! … Вы, вероятно, знаете, как много землетрясений было за это время. Сегодня за обедом почувствовала боли в солнечном сплетении и говорю Б[орису] Н[иколаевичу]: “Ну, опять где-то землетрясение”. В 6 ч. диктор передает: “Этна заговорила”. Вот и все понятно» (7 апреля 1964 г.). «Боря, а помните мой сон, который я Вам рассказала летом? Ведь он исполнился, как должно исполниться и его продолжение» (13 декабря 1964 г.).

Об опасности перерасхода психической энергии, потери зоркой настороженности и риска подвергнуться темным воздействия не раз пишет Борис Николаевич Абрамов своему ученику: «…Тревожит меня то, что Вы взяли на себя очень большую нагрузку: работа, учеба, семья. Дело в том, что черезмерный перерасход п[сихической] энергии всегда вызывает нежелательную реакцию и в организме, и в сознании и в это время тём[ные] могут легко подбросить вред, на который они готовы всегда, и вред самый изысканный и изощренный. Ведь им прежде всего надо разрушить наши с Вами добрые отношения; и совершенно неважно, как и чем стремятся они добиться своей цели; сами ли они или через случайные сознания, какими бы симпатичными они ни казались» (23 июля 1963 г.).

«Дорогой Борис! … Самому Вам как лицу, которое пытаются уязвить и лишить равновесия, трудно определить, откуда может взлезть вред… Не все так просто, как это кажется на поверхности, только следствия укажут, как велик был ущерб. … Определить характер подозреваемых мною воздействий … на Вас очень просто: если за это время Вы почувствовали, что как-то отдалились от нас, как будто бы между выросла словно стена непонимания или каких-либо других чувств, то то, что я предполагаю о воздействии и влиянии, правильно. Это лучший критерий. Но Вы человек волевой, и стоит Вам усмотреть даже намек, что кто-то и как-то пытается одурманить Вашу волю и погасить устремление, то Вы ее соберете в кулак и сбросите с глаз кисею, накинутую тем[ной] рукой. Вы даже и не представляете себе, насколько легко сбросить насланный туман, как только Вы осознаете, что вред пытаются нанести Вашим самым лучшим, самым светлым мечтам о будущем и отдалить Вас от тех, кто Вам дороже жизни. Беда вся в том, что часто и в голову не приходит и не может прийти характер и источник этих воздействий. А те злорадствуют и злобствуют, спрятавшись за близкие спины. Горький и тяжкий опыт пришлось мне пережить, чтобы все это понять в свое время и иметь возможность поделиться им с Вами» (18 сентября 1963 г.).

Ясно звучит в письмах мысль о пользе преодоления препятствий и трудностей жизни для накопления нужной энергии, роста духовных сил. Говоря о сложностях своих бытовых условий, Борис Николаевич старается видеть в них и положительное: «Мы живем, и не столько живем, сколько переживаем, т.к. за стеной, за фанерной, стоит телевизор, и Нине Ивановне покоя нет. А она в нем нуждается очень. Но уже знаете, что отягощение обстоятельствами очень полезно для воспитания характера» (25 декабря 1961 г.). Поддерживает и Нина Ивановна: «Дорогой Борюшка! … Мы знаем, что Вам нелегко, но, мой друг, только в трудностях человек приобретает неувядаемые цветы духа. Ваше устремление к лучшему радостно для нас» (24 декабря 1962 г.).

Упоминая о мытарствах Абрамовых в поисках местожительства после приезда в СССР, Б.А. Данилов говорил: «Борис Николаевич прошел очень сложный жизненный путь, и одной ступенью его, или, вернее так сказать, одним из условий пребывания здесь, в этом воплощении, было бездомие. Его жизнь бросала из одного места в другое в поисках где-то обосноваться с жильем. Вопрос был очень сложный, не решался. Он приехал сюда, в Новосибирск, здесь неудачно получилось.

Переехал он в Подмосковье, там ему предоставлялась возможность, и там получилась неудача, и, в общем, он начал колесить в поисках жилья. Откликов было много, приглашали, а когда приезжал на место, то там что-то не устраивало, что-то не давало возможность обосноваться» [9, с. 4]. Но оказывается, что и это испытание имело свое назначение. В Записях того трудного жизненного периода Абрамовых Великий Учитель Поясняет: «Вот вы хотели уйти от жизни тяжелой, уехали за тысячи километров и… очутились в условиях еще более тяжких. Ушли и от них, надеясь избавиться от этих условий, и оказались в условиях уже невозможных. Ушли и от них, уехали дальше и… снова вокруг невыносимая обстановка, которой не выдерживает организм. Следовательно, от очередной порции кармы, которую надо принять, никуда не уйти. Освобождение только в том, чтобы … ее принимать, не теряя равновесия духа. Не запрещается ни страдать, ни переживать, ни чувствовать боль, но при условии – духом не падать, и в отчаяние не приходить, и не омрачаться» [10].

И Борис Николаевич не только «не падал духом» и неустанно и самоотверженно записывал даваемые ему мысли, но и находил время и силы вместе с Ниной Ивановной поддерживать и направлять своего ученика. Их письма полны гордостью за свою Родину, любовью к ней. «Радовались Вашему устремлению в будущее, при наличии которого легко можно пройти все трудности жизни. … Хорошо и то, что Вы учитесь на комбайнера и этим хотите принести пользу нашей любимой Родине» (16 января 1955 г.). «Храните бодрость духа и помните о самом лучшем. Устремляйтесь в будущее, в нем найдете силу для преодолевания трудностей жизни, а они неизбежны для каждого из нас» (1956 г.). И это «устремление в будущее» неразрывно связывалось с Родиной, с ее будущим. «Прекрасно будущее нашей Родины. Мы тоже стремимся туда и ждем встречи» (16 января 1955 г.).

«Дух радуется, что наша страна так растет. В каком напряжении все мы были в те дни, когда наши отважные космонавты совершали свой групповой полет! Ведь мы не отходили от репродуктора, боясь пропустить какое-либо новое сообщение из Космоса. Все люди были как один человек. Это ли не красота!» (13 сентября 1962 г.).

Понятия «Родина» и «будущее» тесно связаны в письмах Абрамовых, в Учении Живой Этики, Гранях Агни Йоги и в наставлениях Бориса Андреевича. «…Свет Неземной, зовущий к прекрасному утверждению единения между людьми и Силами Света. Зовущий устремляться в будущее, в котором преобразится наша планета, все человечество, в котором наша Родина, Россия, займет сужденное ей достойное место водительницы духовной для всех народов» [11, с. 196]. О том же и строки Записей Б.Н. Абрамова 1958 года: «О судьбе будущего Знаем, Используем всех.

Под знаком неожиданности идут события на Родине.

Пройдут века, и лишь только тогда смысл текущих событий будет всем ясен. … Тактика Adversa, применяемая Нами, все энергии направляет в конечном итоге к этой цели единой. Из каждого темного противодействия вырастает сила противоположного порядка, уничтожающая это противодействие. … Потому светло и смело смотрите вперед, в будущее. В нем победа и ваша над жизнью, и мировая – Нового Мира над старым. Новый Мир состоится под Новым Небом на Новой Земле» [12, с. 183–184].

Постоянно Борис Андреевич обращал внимание своих слушателей и читателей на важность размышления о Дальних Мирах, напоминая, что «…в Учении указано: каждое утро и каждый вечер думать о Дальних Мирах. Допустить в свое сознание мысль, что Вселенная бесконечна, а жизнь на других планетах по уровню духовности не ниже, но намного выше, чем наша, – значит следовать Учению» [13, с. 134]. Действительно, и в Учении Живой Этики, и в Гранях Агни Йоги очень много говорится о необходимости устремляться к Дальним Мирам, что безмерно способствует расширению сознания, освобождению от пут земных в духе и привлечению высоких энергий иных миров на нашу планету. Но и по письмам Абрамовых видно, что они нередко касались темы Космоса. Так в 1963 году Борис Николаевич писал: «Относительно Венеры, думаю, что жизнь там есть, несмотря на проблематичные данные, на которые полагаться нельзя. Вот когда наша станция с планеты Марс принесет свои вести, на них можно будет полагаться, наши не ошибутся» (12 марта 1963 г.). И Нина Ивановна не раз восторгалась достижениями в освоении Космоса. «Дорогие мои Аля и Боря! … Хочу от всего сердца поздравить с новым подвигом нашего советского человека – Германа Титова. Поистине, сказка становится былью, и снова праздник у нас в столице, снова торжества» (8 августа 1961 г.). «Вы правы, освоение Космоса – это новая книга, в которую вписаны еще только первые странички, и сколько еще новых и чудесных будут в нее вписаны в недалеком будущем. Поистине, наша наука и техника вступила на путь чудес» (13 сентября 1962 г.).

Почти в каждом письме супруги пишут о прочитанных, отправленных Даниловым, заказанных или полученных книгах. Обсуждают издание в СССР индийской литературы, «в том числе и “Древней индийской философии”», публикации «Бхагавад Гиты». Советуют прочитать ту или иную статью в журналах «Неделя», «Международная жизнь», «Техника молодежи», достать издающиеся книги о творчестве Николая Константиновича и Святослава Николаевича Рерихов. «…Непременно достаньте “Приключения в горах”. Не помню, писала ли я Вам об этом. Это альманах, прочтете с удовольствием, а также “Разбуженный Восток” (2 тома). Уж очень красив там Святослав Ник[олаевич], а рядом с ним его супруга стоит» (5 января 1962 г.). «Удалось ли Вам достать монографию Н[иколая] К[онстантиновича]. Это чудесная книга. Если не удалось, то мы можем выслать Вам. Книга стоит 1 р. 70 к. и плюс пересылка. Конечно, иметь ее стоит» (7 апреля 1964 г.).

Вообще в письмах Абрамовых очень много рассказывается о выставках картин С.Н. и Н.К. Рерихов в Москве, в Индии. Расспрашивали о проводимых в Новосибирске экспозициях полотен Рерихов, упоминали о выставке картин Смирнова-Русецкого в Киеве, о вечерах в Москве, посвященных Николаю Константиновичу.

Судя по письмам, со временем отношение Бориса Николаевича к своему ученику из наставнического стало больше дружеским. В письме 1962 года он пишет: «…Вас вспоминаю каждое утро и знаю, что дружба наша крепчает с бегом времени» (22 декабря 1962 г.). На следующий год эта мысль уже звучит более развернуто: «Верю в дружбу навсегда и считаю, что никакие временные причины не должны ее нарушить, если это настоящая дружба, ибо, в конечном итоге, всем этим причинам цена – грош, и когда они кончатся, дружба остается ненарушенной, несмотря ни на что. Только в этом сознании прочности добрых отношений перед лицом всех и всяких жизненных испытаний можно сохранить и охранить самое ценное, что имеем. Если же его ставить в зависимость от случайностей жизни, которые сегодня есть, а завтра проходят, то на что же тогда опереться?

Думал о Вас и хотел, чтобы Вы этим летом нас навестили. Посмотрели бы наш городок, и если бы он Вам понравился, то Вы, быть может, смогли бы получить комм[унальную] квартиру со всеми удобствами. Мы с Ниной Ивановной так хорошо расположены к Але и к Вам, что нам было бы приятно иметь около себя Вашу семью. Аля – человек, с которым мне всегда было легко и приятно встречаться, и мне кажется, что можно было бы достичь нам с ней того, в чем не преуспела Ек[атерина] П[етровна]. Считаю ее очень чуткой и Вашим верным и преданным Вам до конца другом. И поэтому мне хотелось бы ей уделить больше внимания, чем это было возможно раньше. Дружбу с Вами ценю. Вспомнил слова: “Верного друга цените, верных так мало друзей”» (23 июля 1963 г.). И слова Нины Ивановны о том же: «Помните, что кроме нити сердца нет ничего. Все остальное суета и нужно нам для того, чтобы приобрести житейский опыт, который остается с нами навсегда» (28 декабря 1963 г.).

По письмам Абрамовых видно, что Борис Андреевич постоянно интересовался дальнейшей судьбой своего первого руководителя – Екатерины Петровны Инге. Да и все последующие годы своей жизни он с благодарностью и признательностью ее вспоминал, рассказывая о начале своего духовного пути. Так в книге «Весть принесший» он писал: «Судьба моя была непростой, первое знакомство с Живой Этикой у меня произошло через Екатерину Петровну Инге (одну из учениц Николая Константиновича). В 1946 г. она подвела меня к Учению, и из ее рук я получил книги Агни Йоги, и первые вехи на моем пути были расставлены ею. В моем сердце продолжает жить признательность к этой необычной русской женщине, которая приобщила меня к этим Знаниям» [1, с. 26]. Информация о жизни ее после отъезда из Харбина была довольно скупой, но и ею Абрамовы делились с Борисом Андреевичем. «Ека [14] занята своей работой и, кажется, довольна. Вам шлет приветы» (23 августа 1955 г.). «Недавно узнали, что Е[катерина] П[етровна] и ее муж живы, но часто хворают, особенно он. Ведь ему уже идет девятый десяток лет» (10 января 1968 г.).

О многом писалось Борисом Николаевичем и Ниной Ивановной Данилову, что незаметно помогало ему на пути духовного совершенствования. По понятным причинам о самом Учении Живой Этики в письмах речи не шло. Однако неоднократно упоминается о «самом главном», о том, «что важнее всего», а слово «Учение» в таких наставлениях пишется с прописной буквы.

«Учитесь. Если все сердце отдано Учению, то не почувствуете, что Вы один, вдали от родных или друзей. Время для самого главного, то есть для Учения, всегда можно найти. Ведь не одно изучение книг нужно, но и практика. И у Вас имеется и будет всегда иметься возможность полученные знания прилагать на деле. Когда человек хочет по-настоящему, всем сердцем, он может достичь того, чего хочет. Поэтому я уверен, что и в Учении, и в жизни у Вас будет успех. … Только ставьте Учение выше и главнее всего. … Привет Вашей жене. У меня к ней определенное чувство симпатии. Пусть и она полюбит Учение. Учиться надо всем и везде и всегда» (16 января 1955 г.). «Конечно, жизнь предъявляет свои требования, и от жизни отстраняться нельзя, но лишь конечные итоги, окончательные, могут показать, что важнее всего и что с вами останется навсегда. Потому все-таки надо найти время и для рук, и для ума, и для сердца, ибо, где сокровище ваше, там и сердце ваше» (23 августа 1955 г.).

Есть в письмах и советы по физическому здоровью. Как Елена Ивановна заботилась о своих учениках, так и Абрамовы не забывали эту сторону жизни. Так Борис Николаевич дает подробные советы от бессонницы и при лечении кашля, Нина Ивановна предлагает схему лечения строфантом и т.д. «…Что касается строфанта, то предлагаю ей принимать его 2 раза в день по две капли. Утром, непременно натощак. Будем делать это в течение 10 дней. Пусть следит за давлением в это время. Если давление будет нормальное, то это лечение продолжим в течение месяца.

Кроме того, каждый день вечером, перед сном, пусть принимает 1 стакан горячего молока с небольшим количеством соды (питьевой соды на кончике ножа)» (19 ноября 1979 г.). 

И, наконец, важное свидетельство о передаче Б.А. Данилову Тетрадей с Записями Бориса Николаевича есть в письмах.  Борис Андреевич неоднократно рассказывал историю получения чемодана с рукописями Бориса Николаевича и с несколькими тетрадками записей Нины Ивановны. Первоначально одним из вариантов места передачи [имеется в виду “место хранения” – ред. сайта] Записей была Мемориальная квартира Юрия Николаевича Рериха в Москве. Вторым – Сибирь, Новосибирск. Но когда хранительница этой квартиры, Ираида Богданова, претендуя на оставленные ценности, оформила приписку к своей фамилии «Рерих» без всякого согласования и разрешения остававшегося законным наследником Святослава Николаевича Рериха, Нина Ивановна отказалась от первого варианта места хранения Записей. «При встрече с ней, – а я бывал там, в Веневе, и при Борисе Николаевиче несколько раз, и после его ухода, – Нина Ивановна рассказала мне обо всем и добавила: “Вам придется взять эту ответственность на себя”. Откровенно говоря, эта информация была для меня совершенно неожиданной и не вызвала бурного восторга, потому что я, прежде всего, чувствовал ответственность – как же быть дальше с этими Записями. Я задал вопрос: “Что делать?” Она ответила: “Придет время, и вы получите разъяснения” … В тот приезд забрать чемодан как-то не получалось. Нина Ивановна несколько раз напоминала мне об этом» [15, с. 85].

С 1964 года Нина Ивановна сама письма почти не писала. Сначала под ее диктовку писал Борис Николаевич или она делала короткую приписку к его письму, потом так же под диктовку писал кто-нибудь из женщин, помогавших ей по хозяйству. И вот в письме 1974 года она разъясняет, почему именно Данилову надо передать чемодан. «…И Борис принесет кирпич на построение Н[ового] Хр[ама]» [1, с. 35]. Позже, в связи с ухудшимся здоровьем и осложнением обстановки, торопит осуществить передачу бережно хранимых ценностей. Так же припиской к письму, написанному чужой рукой, она добавляет: «Труды Б.Н. необходимо будет взять на хранение при первой возможности». Итак, по свидетельству Бориса Андреевича, в 1975 году чемодан с Записями был перевезен в Новосибирск [1, с. 35]*.


* От редакции сайта. Следует отметить, что во фрагменте, на который ссылается автор статьи, нет четкого указания, что Б.А. Данилов забрал Записи Б.Н. Абрамова именно в 1975 г. К сожалению, сам Борис Андреевич никогда не называл четкой даты состоявшейся передачи чемодана с Рукописями.

Вот фрагмент из книги «Весть принесший», с. 35: «…Нина Ивановна приняла решение, что наследие Бориса Николаевича должно быть передано в Новосибирск. Это был 1975 год. Она известила меня, что необходимо приехать и забрать при первой же возможности наследие Бориса Николаевича. На мой вопрос, почему выбор остановился на мне, она ответила: «Есть Слова, которые относятся к вам: "...и Борис принесет кирпич на построение Нового Храма"». На мой вопрос, что мне делать с записями дальше, Нина Ивановна сказала: «Придет время, и будет ответ, пока же храните как величайшую ценность». Итак, труды Бориса Николаевича были привезены мною в Новосибирск и находятся здесь по сей день. Тогда у меня не было мыслей, что придет время, и записи из наследия Абрамова будут печататься».

Таким образом, из приведенного фрагмента точно ясно, что в 1975 г. Н.И. Абрамова приняла твердое решение о передаче Записей Б.А. Данилову. Но когда именно они были привезены им в Новосибирск – неизвестно.


Приведем еще несколько писем Б.Н. и Н.И. Абрамовых Борису Андреевичу Данилову.


22 декабря 1962 г.

Поздравляю Вас и всю Вашу семью с Новым Годом, Праздником, и желаю всем здоровья и хорошего бодрого настроения.

Давно собирался ответить Вам на Ваши письма, и вот – отвечаю.

Никогда в жизни я не слышал такого изумительного исполнения «O Sole mia» и «Santa Luchia», как у Робертино Лоретти. Хороши безусловно все его итальянские вещи, и жаль, что заставили его исполнять чуждые духу ребенка, особенно американские, песенки. Но и их он исполнял, несмотря на их немузыкальность, прекрасно. Мы с Ниной Ивановной буквально впивались в громкоговоритель, когда Робертино начинал петь. Очень хотелось бы, чтобы после перелома голоса его голос звучал бы так же необыкновенно.

Относительно новой книги Госполитиздата, о которой Вы говорите, с Вами согласен – книга очень интересна. Ее ценность в том, что автор многого достиг самостоятельно и много над ней поработал. Много интересного, конечно, еще не вошло в эту книгу. Дальнейшие труды будут еще интереснее. Ведь не можем же мы отставать от других в этой области мысли. Но не думаю, что Ваши мечты и их осуществление удовлетворили бы Ваши представления о вещах. Трудно в таких важнейших вопросах человеческой психологии разбираться безошибочно, особенно же, не имея очень прочного фундамента и знания основ.

Не думаете ли Вы этим летом отдохнуть по примеру Наты? Ведь это не так уж дорого стоит. А по дороге и нас навестите. У нас отремонтировали гостиницу. Хорошо. А если Нина Ивановна будет чувствовать себя сносно, остановитесь и у нас. В гостинице сутки – 60 копеек. Мы были бы очень рады.

Живем своим хозяйством, т.е. дрова, печка, вода и все, что требуется, и все обслуживание наше собственное. Даже дрова, пять кубометров, распилил и расколол сам. …

Как Вы все живете? Как учатся девочки? Как прошел рыбный сезон Вашего папы? Что делает Аля? А главное, как Ваша учеба? Чем больше специальностей, то есть знаний, тем лучше. Но одну надо знать лучше всех и ей посвящать больше времени. Живем одиноко, знакомых почти никого. Но время проходит так, что скучать не приходится. Хозяйство, радио, книги – вот и весь день. Мыслей много, и чем дальше, тем больше. …

Большой и сердечный привет всей Вашей семье.

С пожеланием всем добра

[автограф Б.Н. Абрамова].

 

23 декабря 1963 г.

Дорогие Аля и Борис!

Вы в моем представлении настолько неотделимы друг от друга, что у меня возникло желание написать Вам общее письмо и пожелать в идущем Новом Году успешно пройти через все трудности, которых немало в жизни.

В Вас, Борис, я верю и думаю, что как бы ни было трудно очередное испытание, Вы преодолеете успешно его. Например, уверен, что институт Вы закончите и добьетесь диплома, хотя работать, поддерживать семью и учиться трудно необычайно. Венчает дело конец, и воля может преодолеть любые трудности. Также достигнете Вы и реализации того идеала, который поставили перед собою, тем более что Вы, Аля, будете в этом всегда ему верной помощницей. Вот это-то Ваше, Аля, качество я в Вас очень ценю и радуюсь, что Вы являетесь таким другом Борису, с которым он может спокойно идти через жизнь. Людей кругом много, а вот столь близких так мало. Только опыт жизни учит тому, что настоящий друг – это ценность, ибо все непостоянные отваливаются быстро.

Итак, поздравляю Вас с Новым Годом и Ваших девочек, а также и родителей Ваших. Рад, что дочка поправилась. Не знаю, как у Вас, а у нас морозы уже настоящие и в хибарке нашей бывает довольно прохладно. Но дрова есть, так что зиму переживем.

Скоро в продаже появится новая книга об Н[иколае] К[онстантиновиче], не прозевайте в магазинах в отделе искусства.

В Вашем письме Вы так ничего не написали касательно кожанки. Неужели ее совсем нельзя продать, а нам это было бы очень кстати.

Желаю Вам всего доброго.

С сердечным приветом, Б[орис] А[брамов].


27 декабря 1964 г.

Дорогие Аля и Боря!

Спасибо Вам за Ваши милые весточки и поздравление. В свою очередь поздравляем Вас с Праздником и желаем Вам здоровья и побольше светлых и радостных дней в наступающем Новом Году.

Боря сделал хорошо, что написал нам обо всем. Вы в наших мыслях, храните спокойствие, ни о чем не тревожьтесь, но не забывайте самого главного, и все будет хорошо. Носите мой новосибирский подарок. Он охранит Вас от всякого зла. Желаем Вам успешно сдать свои экзамены.

Не помню, писала ли я Вам о том, что в одном из №№ журнала «Неделя» за октябрь месяц есть чудесная статья. Прочтите ее, чтобы радость на сердце была.

Очень благодарны Вам обоим за заботу и присылку перевода. Все получили, все в порядке.

Привет от Б[ориса] Н[иколаевича].

Будем ждать добрую весточку.

Сердцем с Вами  Н[ина] А[брамова]


21 апреля 1965 г.

Дорогие Борис и Аля!

Нина Ивановна и я поздравляем Вас с Праздником 1-го Мая и шлем свои лучшие пожелания здоровья и успехов в учебе и работе. Написал бы письмо Вам побольше, но на наше большое ответа еще не получали. Конечно, поздравляем и девочек и надеемся, что они учатся на отлично. Думаю, что Вы уже прочли статью в журнале «Международная жизнь». Она очень интересна по содержанию и глубока и имеет отношение к будущему. Хочу и думаю о том, чтобы Вам хватило сил и энергии на успешное завершение дипломной работы. Мы понимаем, как это трудно: работать, учиться и поддерживать семью.

Н[ина] Ив[ановна] тоже думает о Вас и Вашей учебе.

Привет и поздравление Вашим родичам.

Желаю Вам всем добра.

С приветом сердца. Б[орис] А[брамов].


Вот так Абрамовы «брошенными в сознание зернам», способствовали успешному росту и развитию духа Бориса Андреевича Данилова. Он же не только донес до самых широких кругов читателей, Света взыскующих, мудрые мысли Трех Ведущих своего наставника, Бориса Николаевича, но и сам щедрой рукой разбрасывал уже зерна нового урожая, выросшего из созревших колосьев посева Б.Н. и Н.И. Абрамовых.


Примечания:

  1. Данилов Б.А. Весть принесший. Новосибирск: Алгим, 1997.
  2. Ларичев В.Е., Маточкин Е.П. Рерих и Сибирь. Новосибирск, 1992.
  3. Данилов Б.А. Овладевший огнем // «И Борис принесет кирпич на построение Нового Храма»: Сборник избранных статей, выступлений, писем, воспоминаний, посвященный 85-летию со дня рождения Б.А. Данилова. Новокузнецк, 2013. С. 214–222.
  4. По праву сыновства. Письма Б.Н. Абрамов к Е.И. Рерих // Культура и время. 2008. № 2. С. 17–25.
  5. Рерих Е.И. Письма: в 9 т. Т. 9. М.: МЦР, 2009.
  6. Данилов Б.А. Принять Чашу Общего Блага // «И Борис принесет кирпич на построение Нового Храма». Новокузнецк, 2013.
  7. Мать – Е.И. Рерих.
  8. Здесь и далее цитируются письма из архива Б.А. Данилова.
  9. Данилов Б.А. Он не выделялся // Свет Утренней Звезды. 2015. № 3. С. 4.
  10. Записи Б.Н. Абрамова 1961 г. 25 ноября. Архив Б.А. Данилова.
  11. Данилов Б.А. Принять Чашу Общего Блага // «И Борис принесет кирпич на построение Нового Храма». Новокузнецк, 2013. С. 196–202.
  12. Грани Агни Йоги. 1958. Ч. 2. Новосибирск: Алгим, 2013.
  13. Данилов Б.А. Памятная встреча // «И Борис принесет кирпич на построение Нового Храма». Новокузнецк, 2013. С. 129–136.
  14. Ека – Екатерина Петровна Инге.
  15. Данилов Б.А. Наследие Б.Н. Абрамова // «И Борис принесет кирпич на построение Нового Храма». Новокузнецк, 2013. С. 81–89.



Возврат к списку