Борис Николаевич
Абрамов

2.08.1897 – 5.09.1972

деятель культуры,
мыслитель, духовный ученик
Н.К. Рериха и Е.И. Рерих

Борис Николаевич Абрамов духовный ученик Н.К. Рериха и Е.И. Рерих

Из писем Б.Н. Абрамова к Е.Г. Зариной (1922)


Письма адресованы Екатерине Георгиевне Зариной, члену Президиума Теософского общества в г. Владивостоке в 1920-1922 гг., издательнице журнала «Новые мысли, новые пути»; опубликованы в 12 и 13 номерах журнала за 1922 г. в разделе «Теософическое движение в области в письмах».


Публикуется по изданию:

Вторые Кузбасские Чтения памяти Б.Н. Абрамова: Материалы Чтений, Новокузнецк, 28 июля 2007 г. Новокузнецк, 2009.

«Подвиг земной и надземный»: Материалы конференции, посвященной 110-летию со дня рождения Б.Н. Абрамова (28-29 2007 г., г. Новосибирск). Новосибирск: Издательский центр РОССАЗИЯ СибРО, 2009.


*     *     *

Лукашево, 30 января 1922 г.

Извиняюсь, что пишу без обращения, т.к. не знаю Вашего отчества.

Благодарю Вас за письмо. То, что мне нужно было, я узнал, узнал даже больше, узнал, что по тому пути, по которому, колеблясь и сомневаясь, я следую год, Вы идёте уже давно, ибо то, что написали Вы, есть истина. Для того чтобы её узнать, не надо проверять на опыте — истина самоочевидна. Мне так много бы хотелось сказать, ибо Вы первый живой человек, мысли которого мне так понятны и дороги потому, что ими я живу. Итак, членом Вашего о[бщест]ва я, наверное, записаться уже могу, т.к. его идеи мне, наверное, знакомы, а чтобы не ошибиться, в коротких словах постараюсь выразить то, что вот уже год занимает все мои мысли. (Толчок я получил совершенно случайно, найдя книгу «Путь достижения индийских Йогов» Рамачарака.) Прочтя её, я уже ничего не пропускал, стараясь учиться везде и всюду. 1) «Для тех, кто следует истинному пути, нет ни белого, ни чёрного, ни Индии, ни Тибета. Мы все души, ищущие освобождения». 2) «Победишь себя, усмиришь себя — и станешь свободен, как никогда и не воображал себе, и начнёшь великое дело, и других свободными сделаешь, и узришь счастье, ибо наполнится жизнь твоя». Аминь. Достоевский. «Всё, всех любить, всегда жертвовать собой для любви — значило никого не любить, значило не жить этой земною жизнью». Толстой (слова князя Андрея). «Глубочайшая умопостигаемая сущность человека не подлежит закону причинности и свободно выбирает между добром и злом». О. Вейнингер. «Пусть исчезнет для вас всякая видимость — она относится к миру теней, и истинному ученику до неё нет никакого дела». Рамачарака. «Если кто хочет идти за Мной, отвергнись от себя, возьми крест свой и следуй за Мною». Вот те мысли и маленькая выдержка из моей тетради, куда я заносил всё, что находил в книгах, которые читал.


Одному трудно идти, очень трудно. Но я узнал — не умом, не логикой, а чем-то другим, — что наше знание человеческое — ничто (само по себе, а не как средство к одной всеобщей цели), что все религии истинные (ибо идея каждой — Бог), что существует мир Христа и Будды, Сократа и Эпикура, Канта и Толстого, мир такой далёкий и чуждый всему тому, что можно выразить одним словом — обывательщина; что в человеке от создания мира есть две возможности: стать животным и человеком, — и что всё это во мне, но это я только понимаю, но не ощущаю, не чувствую. Наблюдая жизнь, я ловил отрывки «Великой песни жизни», улавливал какой-то один великий закон мироздания, но оформить мыслей не мог; + и – есть целое, всё существующее, (...) в каждой части своей есть + : – и относится к нему как + : –; добро и зло, энергия и материя, содержание и форма, мужчина и женщина, полюсы магнита, электричество и т.п. Что это? Вы это знаете? Ведь то, что я только предполагал относительно мыслей, что неясно носилось в моей голове, так хорошо и стройно изложено в Вашей брошюрке. Простите, но на словах невозможно выразить некоторые мысли — но Вы поймёте. Только иногда я боялся свихнуться, было время обострения духовных способностей — проходило — наступал мрак, проходил мрак — наступал свет, «поток мыслей и знания вливался» в голову, и опять «сутолока мира» заглушала его. Но с каждым разом всё глубже и глубже проникал взор повсюду и везде пытался увидеть то, что есть, а не кажется.

Вы говорите, что можно идти путём добра, любви и т.д., а разве Вы забыли, что его (т.е. путь) «нельзя найти одним только благоговением», стремлением вперёд, самоотвержением, благочестием, искоренением зла в себе и т.д. («Свет на пути» Мабель Коллинз, 20), что каждый человек есть сам для себя «путь, истина и жизнь». Но только в том случае, если он твёрдо овладеет всей своей индивидуальностью и силою пробудившейся духовной воли признает эту индивидуальность и чем-то отличным от своего «Я»... Вот этой-то силы у меня и нет, и, взывая к природе, я понял, «что можно услышать только собственное эхо». Много званых, но мало избранных, и если не дано? Вот что меня тревожит. Я понимаю, что «искорени честолюбие» — это правило в психической области уничтожает подобные вопросы, но не задать их я не могу. Простите, что я всё это пишу Вам, но ведь то, что знаете Вы и отчасти я, уничтожает многие условности, секретарю я не пишу, боюсь официальности одного этого слова, хотя я и мастеровой, но материальное положение позволяет мне заплатить за все книги, которые есть у вас для распространения, а потом, я не знаю, можно ли на вес золота ценить то, что в этих книгах есть, и я с большим удовольствием откажу себе в чём-нибудь другом, чем в нужных мне книгах, должен Вам сказать, что все эти вопросы для меня не пустая забава.

Если бы я узнал, что всё это плод моих расшатанных жизнью нервов, что жизнь — это только то, что мы видим каждый день и т.д., то, поверьте, я ни минуты бы не затруднился отойти в небытие, ибо жизнь так, как она кажется, меня мало интересует, несмотря на то, что только путём невероятных лишений, ужасов и ежеминутной опасности быть убитым или замёрзнуть я спас эту жизнь, а прежнее сытое, обеспеченное, а главное, бессмысленное и слепое прозябание тоже не тянет, да и, к счастью, невозможно. Всё есть благо, всё к лучшему, всё есть истина. Вот последнее я ещё не совсем понял. Если бы мне позволили средства, я переехал бы во Владивосток для продолжения образования, но поступил бы (я юрист) на филологический факультет для изучения философии и имел бы возможность лично участвовать в О[бщест]ве, но сейчас это, увы, невозможно. Приехать на неделю летом можно. Будьте добры, уведомите меня отдельно относительно всего, что будет послано, я боюсь, как бы не затерялось дорогой. Мне очень хотелось бы достать «Раджа» и «Жнани Йогу» от Рамачарака, а также и «Хатха йогу». Недавно мне встретил[ась] очень интересная фраза (странно то, что ко мне как бы само идёт всё, что мне нужно для дальнейшей работы над собой): «Дело в том, что стать звеном герметической цепи, т.е. постигнуть законы, управляющие Вселенной, уметь подчинить явления своей воле, приблизиться к идеалу человеческого могущества можно только благодаря посвящению. "Великие Отцы" среди миллионов смертных находят избранных, которых постепенно посвящают в свои тайны», я знаю, что это правда, но и только, больше я ничего не знаю. Объясните мне это. Кроме «Путей достижения» я ничего не читал — эту книгу я прочёл много, много раз, много думал, и чем больше я думал, тем яснее становился для меня смысл её. «Изучая Вселенную, пользуйся законом аналогии, ибо как вверху, так и внизу» — это тоже истина, и 1-я часть её очень интересна. Очень меня интересует символизм, символ креста, природа — это символ всеобщий и т.д.

«Наставление может дать нам знание, но не даёт силы к исполнению наставления», — где взять их — силы? «Чем туча темнее, чем страшнее гром, тем ярче цветут деревья в опьяняюще свежем воздухе». Бальмонт.

«Чем выше человек, тем глубже его падение. Гений есть преодоление абсолютного ничто, темноты, мрака, когда же он обезличивается и исчезает, то наступает ночь тем более глубокая и чёрная, чем ослепительнее и обильнее был свет, который он испускал». Вейнингер.

«Чем светлее кажется в человеке доброе начало, тем темнее оказывается гнездящееся рядом с ним — злое». Дж. К. Джером. Что это значит, какой закон обуславливает этот дуализм, почему вообще на каждое понятие всегда есть противоположное, обуславливающее как будто его существование?

Много мне хотелось бы ещё спросить, много для меня непонятного, неясного. Есть индивидуальность, временное (эмпирическое «Я»), и есть умопостигаемое высшее «Я», неизменное. Индивидуальность исчезает со смертию. Но ведь путь восхождения есть движение нашего сознания, души к центру сознания (Природе, Богу, Духу, Первоисточнику), совершающееся по мере развития, — значит, душа тоже имеет сознание, тоже имеет «Я», но не «индивидуальность», так как оно исчезает со смертию, и не высшее «Я», ибо оно неизменно и вечно. Как это понять — я что-то, очевидно, путаю?

Как понять время и пространство, т.е. не понять, а хотя бы немного уяснить себе сущность этого явления. Почему Христос должен был 40 дней и 40 ночей выдерживать испытание? Вы говорите, равное притягивает равное — да, но ведь положительный полюс всегда притягивает отрицательный, и одинаково, если абсолютная величина того и другого одинакова. Нет — не понимаю. Если всё, что я написал, детские фантазии, напишите прямо, Вы знаете больше, Вы, наверное, уже далеко ушли.

Желаю всего хорошего. Борис.


Сообщите, пожалуйста, адрес Харбинского отделения О[бществ]а.

P. S. Можно следовать путём «Бхакти Йоги» и быть 1) евангелистом, лютеранином, православным, т.е. ограничить широту восприятия, 2) можно признавать все христианские вероисповедания, 3) можно признавать все религии всех народов и только их, 4) и, наконец, можно признавать всё: религии, науки, искусство, различные культы, природу, людей — всё, всё, что существует, и видеть в этом проявление высшей силы и поклоняться Божеству, ничем не ограничивая себя. Далее, можно быть только Бхакти йогом или Раджа йогом и т.д.; но не есть ли это тоже ограничение себя и окружающего; ведь природу нельзя поставить в узкие рамки человеческого восприятия, ведь «везде есть зерно, хотя бы одно зерно истины, как бы она ни была затуманена», и избрать один путь — это значит сознательно закрывать глаза на всё остальное. Можно трудиться и стремиться к знанию, можно любить всё и всех и преклоняться перед лицом Вечности. Можно понимать поэта и философа, ребёнка и взрослого, человека и животное, язычника и христианина, грешника и святого. Нужно охватить всё, но как? Прав ли я? Неужели Неограниченное можно ввести в рамки какой-нибудь теории или доктрины. Мне кажется, что даже такая Великая религия, как Христианство, взяла только бесконечно малую часть Великой Тайны Бытия. Что Вы на это ответите, прав я или ошибаюсь? Я чувствую, что прав. И мне кажется, что только то учение, которое в состоянии охватить всё: от инфузории до Шекспира, от притяжения атомов до космогонического цикла, от злободневной гнусной сплетни или пошлости до величайшего самоотречения, — смело, без запинки может быть принято мною. Где оно?

Пишите и посылайте мне по другому адресу, я боюсь, чтобы письма не затерялись (у меня есть однофамилец).

Станция Лукашево К.В.Ж.Д. Контора Скидельского, Борису Венедиктовичу Меликову, передать Борису Николаевичу.


*     *     *

Харбин, 7 мая 1922 г.

...Получил 3 экземпляра Новых Мыслей № 11. Сердечное Вам спасибо. Эти книги особенно ценны, т.к. содержат в себе ценные практические указания для начинающих оккультистов. Мои знакомые нарасхват читают эти книги.

Чувствуется, что теософия начинает заинтересовывать широкие круги. Вот доказательство: ежедневно обращаются ко мне с просьбой дать им что-либо по теософии.

Если Вы найдёте возможным, то пришлите несколько книг для продажи. По мере надобности я буду высылать Вам деньги за проданные книги и просить о посылке новых. Особенно спрашивают №№ 10 и 11 Новых Мыслей.

Благодарю Вас за Ваше любезное ко мне внимание.

Искренне Вас уважающий и проч.


*     *     *

«Разбежавшийся поезд ещё бежит

по прямому направлению,

но вся разумная работа в нём делается

уже давно для обратного направления».

                                                Л. Толстой.

12 мая 1922 г.

Сборник № 12 получил — благодарю. Будьте добры сообщить стоимость 11-го №, чтобы я мог выслать деньги за тот и другой.

Я с удовольствием отметил тот интерес и внимание, которым пользуется теософическое движение в соврем[енных] условиях, а также и то, что люди всевозможных взглядов и убеждений сходятся в одном. Я думаю, что это движение настолько серьёзно, что от его успеха будет зависеть слишком многое. Я глубоко убеждён, что не учреждения, не формы, не правительства и общественный строй надо переделать, а надо переделать самих себя — и остальное придёт само к ним, кому это «остальное» нужно. И в этой волне теософического движения я вижу проблески грядущего мира и поворота в истории общечеловеческой мысли.

Всего хорошего, с братским приветом.

Уважающий Вас Б. Абрамов.


*     *     *

Лукашево, 5 июня 1922 г.

Многоуважаемая Екатерина Георгиевна!

Через два-три дня высылаю вам вашу книгу, пользуясь тем, что сообщение с Владивостоком восстановлено. Приступил к систематической и постоянной работе и чувствую, что перерывов в ней уже не будет. В конце концов, все возможности заключены в нас самих и нигде больше и искать их следует только в себе. Только теперь я понял ваше первое письмо, где вы писали, что прежде всего надо очиститься, очистить свои мысли и установить над ними полный контроль. Без этого нечего и пускаться в новое, дальнее и трудное путешествие. В конце июля думаю съездить во Владивосток (не знаю, надолго ли отпустят) и воспользоваться этим временем, чтобы почитать и выяснить всё, что меня интересует.

А этих интересующих меня вопросов становится всё больше и больше. Единственная работа, которой с наслаждением мог бы посвятить всю свою жизнь, — это работа на проведение в жизнь, в мир, новых идей и мыслей, которые уже стали частью моей жизни; и желание моё помочь другим в этом крепнет с каждым днём. Но я сам ещё слишком мало знаю и слишком мало работал над собой; но ведь и диких коней выезживают и они слушаются узды. Как идут дела О[бщест]ва? Я слышал, что [оно] уже приступило к систематическому чтению лекций. Как жаль, что я не живу там. Ведь все мои интересы сосредоточены на теософии, и я думаю — навсегда. Но, видно, так надо.

Желаю Вам всего хорошего, с братским приветом, уважающий вас Б. Абрамов.




Возврат к списку