Борис Николаевич Абрамов духовный ученик Н.К. Рериха и Е.И. Рерих
Т.В. Дидова
музыковед, сотрудник ТулРИЦ

Музыка в жизни семьи Рерихов


  

Музыке в жизни семьи Рерихов принадлежит большое, значимое место. Вся семья (Николай Константинович, Елена Ивановна и оба сына: Юрий и Святослав) не расставалась с ней на протяжении всей жизни. Посещали концерты, слушали пластинки с классической музыкой, переписывались и сотрудничали с лучшими музыкантами эпохи. Николай Константинович написал немало статей о музыке и музыкантах.

Живя на рубеже XIX-ХХ вв. в России, Н.К. Рерих был неизменным слушателем симфонических концертов М.П. Беляева (крупного промышленника и музыкального мецената), где впервые исполнялись новые произведения Н.А. Римского-Корсакова, А.К. Глазунова, А.К. Лядова, А.С. Аренского и других русских композиторов.

Примечательно, что и Николай Константинович, и Елена Ивановна примерно в одно и то же время посещали этот музыкальный салон еще до знакомс­тва друг с другом. Может быть, привлеченные таинственным магнитом судьбы, они не раз сидели в одном зале, не подозревая, что рядом находится человек, кото­рый вскоре станет самым близким на земле.

Елена Ивановна Шапошникова была в молодости талантливой пианисткой. К наиболее ярким и заметным представителям её рода принадлежа­л гениальный русский композитор М.П. Мусоргский (её двою­родный дядя). Богатый генетический потенциал, культурные тра­диции рода и, конечно, собственные духовные накопления отметили юную душу Елены печатью одухот­воренности и разнообразными творческими наклонностями. С детства она была музыкально одарена, великолепно играла на фортепиано. Дарование Елены в музыке было столь ярким, что домашние и учителя прочили ей блестящее будущее в сфере фортепианного исполнительства.

По завершении Санкт-Петербургской музыкальной школы Елена Шапошникова собиралась поступать в консерваторию. Вокруг неё складывалось музыкальное окружение: семья Н.А. Римского-Корсакова, И.Ф. Стравинского, А.К. Лядова. Но надежды педагогов на блестящую карьеру пианистки не осуществились – Елене Ивановне был сужден другой, особый жизненный путь… Однако, горячую любовь к музыке, как и вообще к искусству, она пронесла через всю свою жизнь.

Николай Константинович в 1906 г. был избран директором Рисовальной школы и оставался на этом посту до последних дней пребывания в России. Сам художник писал: «В Школе Общества Поощрения Художеств, кроме разнообразных мастерских, мы вводили также, и хоровое пение, и очень хотелось обогатить программу введением в музыку. Ведь художественные дарования развиваются так своеобычно»1.

В ноябре 1921 г. в Нью-Йорке Н.К. Рерих открывает «Мастер-Институт объединённых искусств», главной целью которого было сближение народов через культуру и искусство. В институте были созданы секции музыки и вокала, хореографии, изобразительных искусств, архитектуры, театрального дизайна и т.д. По словам директора института З.Г. Фосдик, «Институт постепенно вырос в общепризнанное общественное просветительское учреждение. За несколько лет воспитывались кадры новых молодых преподавателей, музыкантов, художников, артистов»2.

И в России, и за рубежом художник сотрудничал со знаменитым антрепренером Сергеем Павловичем Дягилевым, писал декорации и создавал костюмы для опер и балетов «Русских сезонов». И это была не простая иллюстрация музыки. Многие декорации потом ложились в основу самостоятельных художественных произведений. Звуки музыки были тем внутренним элементом, тем пламенем, из которого создавались образы. Николай Константинович создал эскизы декораций, костюмов, занавесов к таким дягилевским постановкам, как «Весна священная», «Половецкие пляски» и др.

В первом «Русском сезоне» в Париже в 1909 г. была поставлена опера А.П. Бородина «Князь Игорь» с декорациями Николая Константиновича. Художник стремился передать историческую атмосферу, он ввел в декорации древнерусскую архитектуру – соборы, крепостные стены города.

К «Снегурочке» Н.А. Римского-Корсакова художник обращался четыре раза для оперной и драматической сцены. Спектакли были поставлены в театрах Санкт-Петербурга, Лондона и Чикаго. Н.К. Рерих показал принадлежность главной героини к русскому фольклору и старине. Эта девушка будто вышла из сказки, совершенно другого мира. Николай Константинович пояснял, что в «Снегурочке» он пытался выразить душу России. Опера, по его мнению, является гимном общечеловеческой любви и жертвенности3.

Кроме «Снегурочки» Рерих готовил декорации и к другим операм Н.А. Римский-Корсакова: «Псковитянка», «Садко», «Сказание о невидимом граде Китеже», «Кащей бессмертный», «Сказка о царе Салтане». В основе всех этих произведений лежат легенды и сказки. Он работал также над произведениями М. Метерлинка, Р. Вагнера, Г. Ибсена.

Любимые пластинки сопровождали Рерихов повсюду, даже во время Центрально-Азиатской экспедиции на привалах, в самых трудных условиях, в короткие часы отдыха, они слушали музыку. А ведь при снаряжении в такие экспедиции исключался каждый лишний килограмм груза, но это никогда не касалось патефона и пластинок. Такое нас не может не поражать.

В далеких Гималаях, в долине Кулу, где художник прожил последние годы своей жизни, вся семья Рерихов по вечерам собиралась вместе и слушала пластинки с записями классической музыки.

Секретарь Николая Константиновича Владимир Шибаев вспоминал: «Елена Ивановна или Николай Константинович выбирали «программу», а я заводил патефон и ставил пластинки, примерно три-четыре за вечер, то есть около восьми музыкальных номеров. Помнится также, что раз, когда все были в отъезде, я делал эти концерты для одной Елены Ивановны»4.

Среди композиторов, чьи произведения любили Рерихи, были И.С. Бах, Л.В. Бетховен, Ф. Шуберт, Р. Вагнер, Ф. Лист, Э. Григ, К. Дебюсси, М. Равель, Я. Сибелиус, М.П. Мусоргский, Н.А. Римский-Корсаков, С.В. Рахманинов, А.Н. Скрябин, С.С. Прокофьев, И.Ф. Стравинский и др. Со многими из них Рерихи были знакомы, с некоторыми их связывала дружба и совместное творчество.

Семья Рерихов слушала выступления крупнейших дирижеров и пианистов эпохи: С.А. Кусевицкого, Отто Клемперера, С.В. Рахманинова, А.Н. Скрябина, А.И. Зилоти, Г. Караяна. Их требования к исполнителям были достаточно высоки. По воспоминаниям Юрия Рериха, любовь к музыке родители прививали детям с раннего детства, и позже во время пребывания в Париже, Лондоне, США они не упускали возможности приобщиться к музыкальной жизни.

Н.К. Рерих умел слышать и ценить прекрасные звучания не только в концертах. Он различал музыку в звуках природы. В Учении Живой Этики, ставшем источником мировоззрения художника, отмечается: «Человек должен слушать прекрасную музыку и пение. Иногда одна гармония уже навсегда пробудит чувство прекрасного. ...Без осознания значения музыки невозможно понять и звучание Природы. …Песня водопада, или реки, или океана будет лишь рёвом. Ветер не принесёт мелодии и не зазвенит в лесах торжественным гимном. Лучшие гармонии пропадают для уха неоткрытого»5. Его картины так и называются: «Песнь водопада» (1920 г., 1937 г.), «Песнь утра» (1920 г.).

Художник искусно умел передать и музыку тишины. Например, в горных пейзажах или в картине «Миларепа». Здесь изображён отшельник, средневековый поэт Тибета, слушавший вещие голоса гор. А на картине Николая Константиновича «Капли жизни» (1924 г.) можно услышать голос вечного...

Известный поэт Серебряного века Юргис Балтрушайтис писал: «Живопись Рериха нужно видеть: у него много общего с музыкой. И не этой ли общностью красок и линий с духом музыки объясняется, что эти краски и линии приводят зрителя в …ритмическое состояние, в котором ему чудятся органные хоралы, пение торжественных труб, пасхальные псалмы»6.

В горных пейзажах Н.К. Рериха звучит своя музыка, специалисты в них отмечают элементы полифонии, несколько планов и линий гор, объединённых в одну композицию, соответствуют богатому многоголосию. В своих картинах художник создает удивительную гармонию звука и цвета, и вся природа подчиняется мелодии и ритму. Звук становится цветом, а цвет превращается в звук.

Обострённое восприятие Рерихом «музыкальности» цвета и «красочности» музыки перекликается с цветописью Н.А. Римского-Корсакова и с «цветомузыкой» А.Н. Скрябина. Художник искал звук в цвете – его краски звучат, поют, они благозвучны. Если А.Н. Скрябин был великим новатором в области звуковых красок, то Рерих был таковым в области цветовых звучаний.

Симфонии, сюиты, гимны. Эти определения отвечают и характеру произведений Рериха, который говорил: «Я особенно чувствую контакт с музыкой, и точно так же как композитор, пишущий увертюру, выбирает для неё известную тональность, точно так же я выбираю определённую гамму – гамму цветов или, вернее, лейтмотив цветов, на котором я базирую всю свою схему»7.

Хочется заметить, что не только все члены семьи Рериха любили и вдохновлялись музыкой, но и его духовные ученики, родственники и последователи тоже были связаны с музыкой:

1) сын художника Святослав Николаевич Рерих в 1919–1920 гг. помогал отцу в создании декораций и эскизов костюмов к постановкам опер Н.А. Римского-Корсакова и А.П. Бородина, самостоятельно поставил несколько балетов вместе с одним из друзей в Америке, написав декорации и костюмы (среди них был балет "Свет и Тьма" на музыку А. Штейнерта);

2) музыкальное (фортепианное) образование имели: жена художника Елена Ивановна Рерих, ближайшая соратница Рериха в Америке, музыкальный педагог Зинаида Григорьевна Фосдик и супруга Святослава Рериха Девика Рани.

3) духовный ученик Н.К. Рериха Борис Николаевич Абрамов хорошо знал классическую музыку, играл на фортепиано и пел. До нас дошли ноты его 15-ти вокальных произведений на собственные стихи;

4) всю жизнь успешно работала в музыкальной школе по классу фортепиано духовная ученица Бориса Николаевича Абрамова Наталия Дмитриевна Спирина.

Закончить рассказ хочется словами самого художника:

«Вы, конечно, любите музыку. Не только продолжайте любить ее, но постоянно утончайте это понимание, приближайтесь к ней, лично узнавайте ее больше; она откроет творчество ваше, напитает сердце ваше и сделает доступным то, что без гармонии и звука, может быть, навсегда осталось бы во сне. Смотрите на музыку как на раскрытие сердца вашего, а что же может быть и нужнее, и прекраснее, как не беспредельное в своей мощи и вместимости сердце?»8 


_________________

1 Беликов П.Ф., Князева В.П.  Н.К. Рерих. Самара: «Агни», 1996. С. 159.

2 Фосдик З.Г.  Музей имени Н.К. Рериха в Нью-Йорке / Н.К. Рерих. Жизнь и творчество. Сборник статей. М.: «Изобразительное искусство», 1978.

3 См. описание к картине на сайте СибРО.

4 Спирина Н.Д.  Рерих о музыке и музыкантах / Полное собрание трудов. Т.1. Отблески: 1944-1993. Новосибирск: Издательский центр РОССАЗИЯ СибРО, 2007.

5 Учение Живой Этики. Братство, п. 292.

6 Ю. Балтрушайтис.  Внутренние приметы творчества Рериха / Николай Константинович Рерих. Текст Ю.К. Балтрушайтиса, А.Н. Бенуа, А.И. Гидони, А.М. Ремизова и С.П. Яремича. Пг.: Свободное Искусство, 1916.

7 Спирина Н.Д.  Рерих и музыка. Доклад, прочитанный на Всесоюзной конференции "Рериховские чтения" в Новосибирске в 1976 г. / Полное собрание трудов. Т.1. Отблески: 1944-1993. Новосибирск: Издательский центр РОССАЗИЯ СибРО, 2007. С. 92-101.

8 Рерих Н.К. Музыка сфер / Твердыня Пламенная. Рига: Виеда, 1991 г.