Борис Николаевич Абрамов духовный ученик Н.К. Рериха и Е.И. Рерих
А.А. Скворцов
канд. ист. наук,
Ставропольский край

Рерихи, Кавказ, Восток


  

Пусть высоты Кавказа, Алтая и Гималаев

будут обителями Прекрасного Братства.

Братство, 361 

В Учении Живой Этики и трудах Рерихов говорится о необходимости объединения народов в пространстве духовной культуры. В связи с этим отмечается, что имеется много общего в истории и культуре Кавказа, России, Востока.

Ещё в начале 1990-х гг. в большой статье "Юрий Рерих об аланах и монголах" мы стремились показать, как Рерихи связаны с историей Кавказа, Северной Осетией и аланами, предками осетин. Сегодня в нашем выступлении мы обозначим основные моменты этого исследования. Архивные поиски велись нами в фондах Северо-Осетинского НИИ истории, языка, экономики (г. Владикавказ). Отметим, что в последние годы тема Рерихи и Кавказ не раз привлекала внимание различных авторов, музееведов, библиотекарей, что нашло отражение в публикациях 1.

В 1930-е годы Рерихи сотрудничали с Комитетом осетиноведения при Европейском Центре Музея Николая Константиновича Рериха в Париже. Великий художник был Почетным председателем Комитета осетиноведения. В журнале "Осетия" публиковались в те же годы его статьи, а также обращения к международным конференциям Знамени Мира. В письме за 1932 год он писал: "Древняя родина Осетин вызывает представление о славе и о высокой Культурности Аланов, строивших лучшие Храмы не только в пределах Кавказа... Этот благостный стиль Кавказа – высочайший выразитель великих носителей Культуры Азии, запечатлелся в Западном представлении в блестящих формах романского стиля. Но мы-то знаем, насколько случайно это наименование, ибо сейчас даже в глубинах Гималайских нагорий, среди развалин древних храмов Кашмира, мы видим то же блестящее наследие великих путников, насытивших лучшие проявления духа человеческого. Счастливы должны быть Осетины, измеряя славные корни свои" 2.

Выдающийся востоковед Юрий Николаевич Рерих, выражая благодарность за избрание его членом "Осетинского Комитета", в том же году отметил: "Своим прошлым Осетия тесно связана с великим южнорусским и среднеазиатским кочевым миром, этим мостом между культурами Средиземноморского бассейна и Дальнего Востока. Перед среднеазиатской археологией стоит большая задача выяснения прошлого сарматов-алан, которые со второй половины IV-го столетия до Р.Хр. начали теснить Скифскую Державу Юга России. В настоящее время только начинает выясняться громадная культурная роль этих племен-всадников, создававших красочную орнаментику, мощно повлиявших на зодчество раннего Средневековья, и пересоздавших Римскую и Китайскую конницу, внеся новое вооружение и новую тактику конного боя. Это культурное наследие ещё живо во многих областях среднеазиатского мира, и своим размахом достойно самого глубокого изучения.

При общем стремлении современной цивилизации нивелировать и сметать национальные культуры, воссоздание прошлого этих культур является насущной задачей" 3.

В журнале "Осетия" была впервые опубликована небольшая статья Юрия Николаевича Рериха "Аланские дружины в Монгольскую эпоху" 4. В ней рассказано о противостоянии между аланами и пришедшими на Северный Кавказ в XIII в. кочевниками – монголами, отмечается последующее боевое сотрудничество между ними и уход части алан вместе с монголами в Азию, Китай.

Вопрос, рассмотренный востоковедом, явился составной частью более широких и важных тем об алано-монгольских отношениях и взаимовлияниях: "Алания и Монголия", "Аланы и монголо-татары в XIII-XV вв.", которые и до сего времени требуют своего изучения. Юрий Николаевич показал "картину аланского участия в великом монгольском движении XIII-XIV вв." 5. Он отметил, что аланы, пришедшие с Кавказа на Восток, оставили глубокий след в жизни Китая монгольской эпохи. Статья содержит интересный материал по истории алано-монгольских отношений, имеет определенную научную значимость, хотя и представлена в общекультурном плане. В ней использованы сведения из восточных источников, записи старинных авторов. Эта работа использована рядом исследователей по истории средневековой Алании и вопросам алано-монгольских отношений, в их числе профессорами В.А. Кузнецовым и Т.А. Гуриевым, в одной из книг которого имеется раздел о монголизмах в осетинском языке.

Различные работы Ю.Н. Рериха показывают его глубокие знания о миграционных процессах народов между Западом и Востоком, в том числе об аланских передвижениях. Он подчеркивал: "За свою многовековую историю, этот народ-воитель принял участие во многих великих народных передвижениях, которые связали аланские имена с историческими [местами] Европы и Азии. Под знаменем монгольских ханов аланский меч снова начертал славную страницу своей истории" 6.

В 3-м томе фундаментального труда по истории Средней Азии, созданном   Юрием Николаевичем, имеются страницы, посвященные аланам на Востоке. Он отмечал, что аланская гвардия находилась при хане Хубилае, которая в составе двух корпусов продолжала существовать до конца Монгольской династии. Аланские отряды приняли участие в походе Хубилая на Китай. Отличились аланы при ханах Угэдее и Мункэ. Китайская летопись сохранила имена аланских воинов. Здесь же автор указал "принцип веротерпимости, проводимый неуклонно монгольскими ханами", сказал об основах монгольской тактики и напомнил, что францисканский монах с успехом длительное время "распространял в Китае католичество, особенно среди аланов-гвардейцев хана. ...И перевёл на монгольский язык Новый Завет и Псалтырь" 7.

И. Мариньоли, совершивший длительную поездку в Китай в середине XIV столетия, записал: "Всех выше (стоят) также князья... его [хана] государства, более 30 тысяч, которые зовутся аланами... и управляют всею восточной империей. Они – христиане, на деле либо по имени, и называют себя рабами папы" 8.     

О силе аланских конников хорошо знали и на Западе, и на Востоке. В каталонской хронике Раймона Мунтемира сказано: "Аланы считаются лучшими, какими ни на есть, всадниками на Востоке" 9.

Можно упомянуть и о том, что на стороне монгольских ханов служили представители различных народов и племен. Войско хана Тохты, по словам очевидца, состояло из "русских, черкесских, кипчакских, маджарских и прочих воинов" 10. Известен монгольский корпус, укомплектованный русскими, воевавшими в империи Сун. В Грузии в одно время мобилизовалось около 20 процентов боеспособного населения. Применение иноземных военных отрядов является одной из причин военно-политических успехов монголо-татар.

Интересно, что аланы, жившие в Монголии и Китае (а это и гражданское население), принимали участие в хозяйственной жизни тех земель. Длительное проживание алан на востоке привело к естественной ассимиляции, омонголиванию алан-асутов. Любопытно, что монгольская летопись XVII столетия "Шаро-туджи" знает особый воинский контингент асутов. Вопрос о продолжительных и интенсивных алано-монгольских контактах для ряда историков оказался неожиданным. Лишь отдельные упоминания о том, что монголы "внесли в Осетию свои обычаи и порядки" 11, имелись в научной литературе.

Рерихи придавали важное значение контактам и связям между Востоком и Западом, понимали наличие разнородных последствий вторжения кочевого восточного мира на Кавказ, Русь, в Европу. Юрий Николаевич писал: "Поход монголов и союзных им народов поставил Европу лицом к лицу со всем Средним и Дальним Востоком. Культурное значение этого вторжения гораздо более значительно, чем те разрушения и потери, которые его сопровождали. Достаточно вспомнить посольства папских легатов, …проникших до самых пределов Китая" 12.

Обратим здесь внимание и на то, что, продвигаясь на Запад, вступая в контакты со многими народами, восточный кочевой мир из века в век вливал новую энергию. Особенно это просматривается по линии Русь-Монголия. Происходил реальный и важный процесс взаимовлияния, энергообмена, не видимый глазу физическому, но видимый зрению духовному. Рерихи понимали значение энергообмена на различных уровнях. И война, какой бы некрасивой она ни была, также является одной из форм указанного обмена. Однако она не стала единственной его формой. В связях, контактах, соприкосновениях с новыми народами расширялся кругозор тех и других, постепенно изменялось мировоззрение.

Зачастую различные историки отмечали лишь негативное влияние азиатских кочевников на Русь и Кавказ (это характерно для периода существования советского государства). Например, в объёмной "Истории народов Северного Кавказа с древнейших времен до конца XVIII века" не говорится о положительном воздействии монголо-татар, их искусства и культуры на Русь и Северный Кавказ. Авторы поступили, как и было тогда принято – показали ход и последствия "татарских погромов" [18]. Профессор Николай Константинович Рерих, хорошо зная о такой давно бытовавшей точке зрения, уместно в свое время подчеркнул: "Не только о мечах татарских надо вспоминать, представляя жизнь Средней Азии. Там шатер всех путников и искателей. Духовность Монголии и теперь считается очень высокой. Даже к Ханским Ставкам приглашались лучшие художники" 13.

Рерих говорил об аланах и монголах, подчеркивая позитивные аспекты в истории этих народов. Он с уважением отзывался о тех и других, имея в виду культурный и духовный аспекты. Если об аланах Николай Константинович только упоминал, то о монголах им написаны отдельные статьи, очерки.

Художник подчеркнул, что в русском языке пестреет множество монгольских слов, что аланские и монгольские достижения в области культуры распространились далеко за пределы обитания этих народов. В одном из очерков он констатирует факт: "Аланы почитаются в ставках монгольских" 14.

В другом месте, говоря об Алтае, он писал: "Мы стояли перед огромным погребением, окруженным большими камнями, таким типичным для периода великого переселения. Подобные погребения с прекрасными образцами готских реликвий мы видели в южнорусских степях, предгорьях Северного Кавказа" 15. И далее, говоря о Транс-Гималаях, упомянул о святилищах, погребениях: "Снова полное повторение того, что было обнаружено на Алтае и на Кавказе. Передо мной лежит найденная в таком же месте характерная фибула – двуглавый орел. Такой же рисунок был известен нам из могил Северного Кавказа" 16.

В 1913 г. Николай Константинович побывал на Северном Кавказе, на аланской земле. Тогда здесь располагалась Терская область, главным городом которой был Владикавказ, важнейший культурный центр осетинского народа. В его очерке "Чутким сердцам" о путешествии кратко выделено: "В 1913-м – Кавказ с его древностями". В другом варианте очерка – под названием "Русскому сердцу" – та же фраза 17.

Терская область занимала значительную территорию, находясь в центре важнейшего для России региона. В область тогда входили и города Георгиевск, Кисловодск, Пятигорск, Кизляр, Моздок, Грозный. Основную массу населения составляли осетины и терские казаки. Известно, что Николай Константинович посетил, в частности, Кисловодск, его окрестности. Об этом есть упоминания в некоторых книгах, в летописи Кисловодска. Также в печати было выражено предположение одного из краеведов о том, что во Владикавказе художник расписывал местный храм, который, к сожалению, не сохранился 19.

В городах Терской области издавалось немало периодических изданий, среди них газеты "Терские ведомости", "Кавказский край", "Пятигорское эхо", "Владикавказские епархиальные ведомости". Нам удалось посмотреть подшивки ряда северокавказских газет за 1913 г., отложившиеся в различных архивных и библиотечных фондах региона. Обнаружены интересные сведения о местах, которые посещал Николай Константинович, а "Пятигорское эхо" сообщило о его приезде в Кисловодск в июне 1913 г. Следует учесть, что в подшивках не все экземпляры газет представлены, а у целого ряда номеров сохранились не все страницы..

Во время пребывания в Кисловодске Н.К. Рерих совершил осмотр знаменитого археологического памятника в окрестностях Боргустанского хребта – Рим-горы называемой по-карачаевски "Рум-Кала" ("крепость византийцев"). Во времена до нашей эры в этих местах бурлила жизнь. Впоследствии здесь располагался один из торговых и культурных центров Аланского государства. Это был один из важных пунктов Великого шелкового пути.

На плоской вершине Рим-горы с давних времён располагалась неприступная крепость. Говорят, что её смог взять только великий полководец Тамерлан. На территории, прилегающей к горе, проживали различные племена, и в их числе аланы. В Кисловодской котловине археологами нашего времени открыта густая сеть аланских городищ и поселений, тяготеющих к Рим-горе.

В письмах Николая Константиновича к Елене Ивановне, написанных в кисловодском пансионате, упомянуто о том, что художник успел создать или задумать 20. Кавказу художник посвятил целый ряд картин. Находясь под впечатлением от этих мест, он написал серию этюдов, в их числе: "Синие горы", "Аул", "Бургустан. Кавказ", «Облако». О кавказской теме, по мнению некоторых авторов, зримо напоминают и более поздние его произведения «Путь великанов» (1914), «Взгорье» (1916), «Граница царства» (1913, 1915, 1916), «На горной тропе» (1916) и другие.

В литературе не раз приводилась мысль о том, что на картине «Мудрость Ману» (1916) запечатлён Эльбрус.

Николай Константинович писал не только кистью, но и пером, литературные произведения. В Кисловодске была написана статья "Индийский путь". Насыщенным и содержательным было пребывание художника на Кавказе.

Итак, мы видим, что имя Рерихов непосредственно и нераздельно связано с историей Кавказа, прежде всего, Северной Осетией-Аланией. Труды Рерихов обращают наше внимание на мощный энергетический потенциал Кавказской Гряды между Востоком и Западом. С особенным интересом Рерихами исследовался культурный фундамент этого региона, с древних времен служивший объединяющим фактором различных народов и вдохновлявший их на новые творческие достижения и духовный подъем.

 

Владикавказ – Кисловодск

1991-1993, 2018 гг.

 

Источники и литература

1 Р. Габуева. "Этот благостный стиль Кавказа" // Северная Осетия. Владикавказ, 2002. № 159.

Емельянова Н.М. Н.К. Рерих и Кавказ: к вопросу о сохранности среды обитания коренных народов Кавказа; Гасан Масим оглы Масимов. Н.К. Рерих и кавказская культура // Международная научно-практическая конференция «Рериховское наследие». Том XIII: История изучения Азии. Новые открытия. От Серебряного века русской культуры к современности. СПб.: Издание СПбГБУК «Музей-институт семьи Рерихов», 2014.

2 Журнал «Осетия». Париж, 1933. № 1. С. 3.

3 Журнал «Осетия». Париж, 1933. № 1. С. 4.

4 Журнал «Осетия». Париж, 1933 № 4-5-6. С. 3-5.

5 Журнал «Осетия». Париж, 1933

6 Журнал «Осетия». Париж, 1933

7 Рерих Ю.Н. История Средней Азии. М.: МЦР, 2009. Т. 3. С. 74, 247, 260.

8 Архив СОНИИ истории, языка, экономики. Ф. 4. Оп. 1. Д. 2. Л. 62.

9 Ламанский В.И. Заметки об асах-аланах // Протоколы XI археологического съезда. М., 1902. Т.2. С. 119.

10 Клавихо Р.Г. Дневник путешествия ко двору Тимура в Самарканд в 1403-1406 гг. СПб., 1891. С. 55.

11 Архив СОНИИ истории, языка, экономики. Ф. 1. Оп. 1. Д. 24а. Л. 138.

12 Рерих Ю.Н. Тибет и Центральная Азия. Самара, 1999. С. 298.

13 Рерих Н.К. Струны Земли (Мысли в Сиккиме) / Пути Благословения. Минск, 1991. С. 73.

14 Рерих Н.К. Дары Востока / Химават. Самара, 1995. С. 35.

15 Рерих Н.К. Шамбала. М.: МЦР, 2000. С. 151.

16 Рерих Н.К. Шамбала. М.: МЦР, 2000. С. 154.  

17 Рерих Н.К. Листы дневника. М.: МЦР, 1999. Т. 1. 2-е изд. С. 229; Т. 3. М.: МЦР, 1996. С. 186.

18 Истории народов Северного Кавказа с древнейших времен до конца XVIII века. М.: Наука, 1988. 554 с.

19 Журнал «Новая Эпоха». М., 2000. № 1 (24). С. 54.

20 Рерих Н.К. Лада. Письма к Елене Ивановне Рерих. 1900–1913. М.: РАССАНТА, Государственный музей Востока, 2011. С. 275-294.

 

 

  Поэтическая страничка

          А.А. Скворцов 

                        Дети звёзд

Мы есть произведение звезды.

Мы результат её влияний.

Мы рождены полётом для любви

и для возвышенных деяний.

                 *     *     * 


       Сердца огненного жар

Сердца огненного жар

любви высокой вносит дар.

Оно возвышенно лучится,

призывно свет его струится.

Оно всем служит чистотою,

взывая к Свету красотою.

                   *     *     * 


                     О благе общем забота

Если не просто мысль о благе общем привить,

то ведь можно сердца огни всегда проявить.

О благе общем мыслью и сердцем забота

и узором сложится эта световая работа.

Если не просто мысль о благе общем привить,

то можно жизни пример негласно и просто явить.

Если не просто мысль о благе общем привить,

то можно пространство сиянием сердца залить.

                          *     *     *