Борис Николаевич
Абрамов

2.08.1897 – 5.09.1972

деятель культуры,
мыслитель, духовный ученик
Н.К. Рериха и Е.И. Рерих

Борис Николаевич Абрамов духовный ученик Н.К. Рериха и Е.И. Рерих

Макарова А.В.

О путешествии Б.Н. Абрамова на Север. Четвёртая экскурсия воспитанников Нижегородского дворянского института (2022)


Удумать надо, как человечеству нужны путешествия!

Община, 93.


Б.Н. Абрамов прожил в стенах Александровского дворянского института 9 лет. Летние каникулы он мог проводить у родственников в Пермской губернии, однако такие поездки, если они были, преследовали, скорее, цель восстановить силы после учебного года, отдохнуть. Но юный Борис Абрамов, узнающий на уроках истории, географии, словесности об интересных местах и людях по всему земному шару, не мог не стремиться за пределы институтского пансиона и родного города. Спустя годы Б.Н. Абрамов запишет много замечательных мыслей о пользе путешествий, которые расширяют сознание, отрывают от привычной обстановки, освобождают от власти вещей, помогают почувствовать через изменения внешних условий внутреннее неизменное начало.

В июне 1914 г. Нижегородский институт организовал для своих воспитанников «образовательное путешествие» по северо-восточной России к Соловецкому монастырю. Открытием 2022 г. стал факт участия Бориса Николаевича в этой поездке. Ежегодные отдалённые экскурсии для учеников старших классов (5–8) совершались во время летних каникул. Это была четвёртая экскурсия, устроенная институтом: первая – в Крым – состоялась в 1911 г., вторая – в Санкт-Петербург, Ригу, Финляндию и Москву – в 1912 г., третья – на Кавказ – в 1913 г. Так перемежались южное и северное направления. В первых трёх поездках Борис Абрамов участия не принимал. После четвёртой институт больше экскурсий не проводил: началась Первая мировая война. Тем счастливее для Бориса Абрамова оказалась возможность отправиться в путешествие в последние спокойные недели мирного времени.


Педагогический совет института поставил общей задачей таких длительных экскурсий физическое и духовное развитие воспитанников, их знакомство с историческими и «дорогими для каждого русского человека» памятниками и святынями. В основу путешествий были положены следующие принципы: использовать разнообразные средства передвижения, чередовать впечатления от природных пейзажей с научно-образовательным, культурно-художественным осмотром памятников истории, искусства, техники, укреплять в учениках национальное самосознание.

В течение путешествия воспитанники должны были вести дневники. По его итогам издавалась небольшая книга, содержащая отчёт одного из преподавателей, сопровождавшего мальчиков, и сочинения юных участников – отрывки из их дневников, где были отражены их впечатления от отдельных эпизодов поездки. Благодаря сочинениям, каждое из которых несло отпечаток нрава и увлечений учеников, книга наполнялась яркими, живыми красками. В отчёт о четвёртой экскурсии вошло сочинение Бориса Абрамова. Это его единственный юношеский текст, известный нам на данный момент.

Четвёртая экскурсия продлилась три недели, с 6 по 26 июня 1914 года. Её маршрут мы постарались отразить на карте, взяв за основу карту России из «Всеобщего календаря на 1914 г.». На слайде вы можете ориентироваться по цифрам. Согласно отчёту, маршрут был избран следующий: «Из Нижнего Новгорода вверх по р. Волге через Кострому в Ярославль. Из Ярославля до Вологды по железной дороге, от Вологды по рекам Вологде, Сухоне, Малой Двине и Северной Двине в Архангельск, а из Архангельска Белым морем в Соловецкий монастырь. Обратный путь был морем на Архангельск, а оттуда по железной дороге через Вологду и Вятку в Пермь. От Перми до Нижнего водой, по рекам Каме и Волге»1. Организаторам успешно удалось сочетать различные способы передвижения: пароходы, железную дорогу, пешие прогулки.


Карта путешествия.
Карта путешествия

Идея о поездке в Архангельск возникла в институте ещё зимой 1912 г., однако воплотить её решились не сразу. Многих пугала суровость Севера, отсутствие удобств в пути. Некоторые из записавшихся мальчиков впоследствии отказались ехать, а отважившихся терзали сомнения. На Соловки отправились только 15 воспитанников – на 8 человек меньше, чем в два предыдущих путешествия. Как подчёркивается в отчёте, «экскурсиям на Север приходится пролагать себе дорогу, завоёвывать симпатии» публики. Русское общество постепенно открывало для себя Север, и немалая заслуга в этом принадлежит Н.К. Рериху. В повести «Пламя» его герой призывает: «Вообще помни о Севере. Если кто-нибудь тебе скажет, что Север мрачен и беден, то знай, что он Севера не знает. Ту радость и бодрость, и силу, какую даёт Север, вряд ли можно найти в других местах. Но подойди к Северу без предубеждений. Где найдёшь такую синеву далей? Такое серебро вод? Такую звонкую медь полуночных восходов? Такое чудо северных сияний?»2

В состав участников четвёртой экскурсии вошли 18 человек: 15 учеников 5–8 классов, два руководителя – преподаватели русской словесности Александр Николаевич Свобо́дов и Эрвин Александрович Аллендорф – и командированный для услуг экскурсантам служитель Фёдор Иванович Бучирин. В июне 1914 г. Борису Абрамову было полных 16 лет. Он только что закончил 7-й класс и был переведён в последний 8-й, почему и числится в отчёте учеником 8-го класса. В 7–8-м классах русский язык у него преподавал как раз А.Н. Свободов, молодой учитель-энтузиаст, пришедший в институт недавно – в 1913 г. Перу А.Н. Свободова принадлежит отчёт об этой экскурсии. Это был выдающийся человек – талантливый педагог, учёный, краевед, автор статей о В.Г. Короленко, М. Горьком и др. С М. Горьким он состоял в переписке. Окончив историко-филологический факультет Московского университета, после революции А.Н. Свободов работал в педагогическом институте, основал при нём Кабинет местного края, выступил инициатором создания первого в мире Литературного музея имени М. Горького, стал одним из организаторов историко-филологического факультета Горьковского государственного университета. В 2019 г. на стене дома, где жил учёный, была установлена мемориальная доска.


Обложка издания.
Обложка издания
Александр Николаевич Свобо́дов.
Александр Николаевич Свобо́дов

За месяц до начала экскурсии для её участников были подобраны книги, содержавшие сведения о тех местах, которые предполагалось посетить. Поскольку экзаменационная пора не позволила мальчикам подробно познакомиться с рекомендованными книгами, «библиотечку» взяли с собой и пополняли на всём протяжении пути.

Институт при поддержке нижегородского дворянства взял на себя бо́льшую часть расходов по устройству поездки. При оповещении родителей учеников о предполагаемой экскурсии была указана приблизительная плата за одного человека – 50 руб. (в ценах начала 2022 г. это примерно 170 000 руб.). Для сравнения: учитель гимназии в 1913 г. получал в среднем 85 руб. в месяц. Однако 50 руб. внесли только за 8 из 15 учеников, за двоих внесли меньше. Участие их и ещё пятерых беднейших учеников оплатил институт. По итогу поездки её стоимость на каждого участника составила 55 руб. 27 к. (в ценах начала 2022 г. это примерно 190 000 руб.). Все расходы по экскурсии выразились в сумме 995 руб. (в ценах начала 2022 г. это примерно 3 405 000 руб.).

Маршрут экскурсии, транспорт, места ночёвок были тщательно продуманы и согласованы преподавателями и руководством Дворянского института. По завершении путешествия А.Н. Свободов констатировал: «Экскурсантам ни разу не пришлось отступать от плана, пережидать или опаздывать». Важную роль в подготовке поездки сыграл директор Павел Романович Битт. Он заранее договорился с учреждениями и учебными заведениями, где должны были останавливаться экскурсанты. Они получили возможность бесплатного проживания в разных городах и в Соловецком монастыре.

Участники сэкономили и на передвижении: на пароходах они путешествовали в III и II классе, получая 50% и 40% скидки соответственно, по железным дорогам – в III классе, пользуясь 50%-й скидкой. В целом воспитанников везде встречали радушно, но А.Н. Свободов не мог не отметить небрежение со стороны железнодорожного начальства. Так, всего за 4 дня до отъезда институт получил уведомление, что экскурсанты не могут воспользоваться льготным железнодорожным тарифом из-за превратного толкования одного примечания. В срочном порядке через почётного попечителя института пришлось обращаться напрямую к министру путей сообщения. Экскурсанты выехали, пребывая в неизвестности. Благоприятный ответ министра юстиции застал их в Костроме.

Затруднения иного рода также сопровождали начало поездки. В утро отправления шёл проливной дождь. Однако вскоре погода наладилась и оставалась удивительно солнечной почти на всём протяжении трёх недель.

Предлагаем совершить путешествие вместе с воспитанниками института, обращаясь к их сочинениям и отчёту об экскурсии.

Водный путь из Нижнего Новгорода в Кострому, занявший один день, оставил в памяти мальчиков впечатления от проплывавших мимо уездных городов и сёл, почти с каждым из которых было связано своё историческое предание: Балахна, известная солеварением; Городец, где скончался Александр Невский, на момент поездки – большой старообрядческий центр; Юрьевец Поволжский, основанный великим князем Юрием Всеволодовичем в память обретения там иконы великомученика Георгия (Юрия); Плёс, чей зелёный холм на окраине города со старинной церковью напомнил ребятам картину И.И. Левитана «Над вечным покоем», и др. Воспитанники кормили проворных чаек и однажды, как отметил один из учеников И. Вяхирев в своем сочинении «Вверх по Волге до Костромы», они «забрались на верхнюю палубу, где находилась капитанская рубка, и принялись на просторе распевать песни».


В Костроме воспитанники провели день. Они осмотрели древний Успенский собор, алтари которого обращены не на восток, а на север в память явления костромскому князю Образа Фео́доровской Божией Матери; посетили место строительства памятника 300-летия дома Романовых, памятник Ивану Сусанину, богато отделанное Дворянское собрание, только что открытый Романовский музей, где познакомились с костромской стариной, собранной там церковной утварью и орудиями каменного века. Воспитанники побывали в Ипатьевском монастыре – «колыбели династии Романовых», живо вообразив момент призвания Михаила Фёдоровича на царство.

На следующий день приехали в Ярославль, на осмотр которого удалось выделить только полдня. Экскурсанты гуляли по набережной, с балкона Реального училища любовались крестным ходом в память об избавлении от моровой язвы в 1612 г. жителей города и нижегородского ополчения, посетили Успенский собор, «стрелку» (место слияния двух рек и основания Ярославля), прошли мимо стен Спасского монастыря, Волковского театра. Особое восхищение у воспитанников вызвал живописный вид на Ярославль, открывшийся с железнодорожного моста через Волгу: «Прозрачная даль голубого неба, – писал А.Н. Свободов, – ярко сверкающие шпицы церковных колоколен и глав, мягкие, нежные краски каменных строений города, облитых вечерними лучами солнца, высокая набережная с зеленью в тени, длинный ряд пароходных пристаней, тихая гладь Волги с мелькающими лодками и наш поезд, как бы летящий по воздуху…» Так Б.Н. Абрамов повторил часть «поездки по старине» Н.К. Рериха.



Прибыв поездом в Вологду, экскурсанты посетили набережную города, Софийский собор, заложенный Иваном Грозным по образцу Успенского собора в Москве, Воскресенский собор, музей Северного края. С колокольни, на которую они поднялись, им открылась замечательная панорама вологодских окрестностей, в т.ч. Спасо-Прилуцкого монастыря, где похоронен поэт К.Н. Батюшков. При виде берёзы в Вологде, уже невысокой и мелколиственной, мальчики остро ощутили разницу между природой центральной и северной России.

Три с половиной дня продолжалось путешествие по рекам: узкой Вологде, извилистой Сухоне, широкой Двине. Пассажиры любовались белыми ночами и подступавшими к воде хвойными деревьями. Один из воспитанников Г. Михалев в своем сочинении «Вологда; плавание по рекам Вологде и Сухоне» описал своё впечатление так: «…Временами мы идём чудной аллеей, отражающейся в воде». Минули расположенную на возвышенном месте Тотьму, «Лось-камень», на котором, по преданию, обедал Пётр I, знаменитый порог Опоки, трудный для прохождения судов. По пути мальчики первый раз увидели лесной пожар: «Грустно было видеть, как возле самой реки горят леса!»

В Великом Устюге они пересели на впечатливший воспитанников, «совсем комфортабельный» пароход «Генерал Скобелев», построенный в их родном Нижнем Новгороде. Во время остановки в Котласе мальчики с А.Н. Свободовым на лодках отправились кататься по Двине. Воспитанник А. Голан в сочинении «Северная Двина и Архангельск» вспоминал: «Тихий тёплый вечер, зеркальная гладь широкой и просторной реки, пустынность её – всё действует на катающихся очаровательно…» На палубе воспитанники собирались и пели, встречая восход бурлацкой песней «Вниз по матушке по Волге…».


Северная Двина более других рек восхитила Бориса Абрамова. В своём сочинении он писал: «Дикая, безлюдная местность, нетронутые, почти девственные леса и громадные плес[ы], достигающие иной раз до десяти вёрст [около 11 км] и даже более, а главное сама река, которая местами чуть не вдвое шире Камы, делают Северную Двину ещё более интересной, чем Кама»3.

На пути к Архангельску мальчиков удивил алебастровый берег и множество старинных храмов. В Архангельске они осмотрели домик Петра I, Троицкий собор, где хранится деревянный 6-аршинный крест, срубленный царём в память спасения от гибели в 1694 г., Архангельский Городской публичный музей, где собраны предметы судоходства и разных промыслов, а также находятся автографы М.В. Ломоносова, памятник поэту и учёному.


 

15 июня по «стальной поверхности» Белого моря пароход доставил воспитанников на Соловецкие острова. Во время плавания неожиданно поднялась буря: «Вот идёт волна; – описывал один из мальчиков А. Селиванов в сочинении «В бурю по Белому морю. От Архангельска до Соловецкого монастыря», – она пенится, надувается, растёт с неимоверно быстротой; вот она уже высоко возвышается над палубой парохода, но вот эта водяная гора как будто на мгновение остановилась, замерла на одном месте, а в следующий момент судно уже борется с волнами в образовавшейся водяной пропасти. <…> Унылые дикие завывания дополняли картину, навевали даже какой-то мистический страх и перед своим ничтожеством, и своей беспомощностью, и перед этой разбушевавшейся стихией». Началась сильная качка, многие ученики испытали приступы морской болезни. Борис Абрамов с трудом перенёс их, что отмечено в отчёте. Но по прибытии на следующий день все вполне оправились.

Соловецкий монастырь – очаг русской духовной культуры и боевой форпост, – являлся конечным пунктом экскурсии. Погружение в богатую историю монастыря, игравшего важную роль в судьбе страны, рассказы о подвижничестве монахов, несомненно, вызвали живой отклик в душах мальчиков, способствовали подъёму их религиозного чувства.

Путешественников сразу поразила мощная крепостная стена, сложенная из огромных камней. Воспитанник А. Селиванов подчеркнул: «Когда представляешь себе, с какими нечеловеческими усилиями, при полном отсутствии необходимых механических приспособлений, была воздвигнута эта стена.., то невольно чувствуешь глубокое уважение к создателям этого гигантского сооружения!»


 

Получив разрешение у наместника на осмотр всего монастыря, за исключением ризницы, экскурсанты посетили стройный Преображенский собор, под нишей которого находится икона Божией Матери «Знамение», пострадавшая при бомбардировке крепости англичанами в 1854 г., и в котором помещен ковчег с частицами мощей митрополита Филиппа, а также чудотворная «Сосновская» икона Богоматери. Воспитанники зашли в Троицкий собор, где их удивило одновременное совершение церковных служб, и отслужили общий институтский молебен перед мощами прпп. Зосимы и Савватия, основателей монастыря. Гуляя по крепостным стенам, ребята с удивлением обнаружили, что в монастыре проведено электричество. Они подробно осмотрели хозяйственные сооружения, мастерские, больницу, находившуюся в помещениях бывшей тюрьмы.

Мальчики частично испытали на себе жизнь монахов обители: они обедали в древней монастырской трапезной, стены которой были расписаны поучительными сценами, где из-за неприхотливой постной пищи «кушали не особенно хорошо», спали на неудобных дощатых кроватях, подостлав свои одеяла, и слушали докучливые крики чаек, так непохожих на изящных волжских собратьев. Экскурсанты побывали на могиле Авраамия Палицына, в Анзерском скиту, где отслужили молебен перед мощами св. Елеазара, в Савватиевском скиту, в Спасо-Вознесенском скиту, для чего им пришлось преодолеть более 250 ступеней на Секирную гору. Воспитанникам особенно понравилось плавание к Анзерскому скиту: стояла тихая погода, бледное северное небо отражалось в морских волнах, мелькали впервые увиденные ими белухи. Одно из самых сильных впечатлений оставила Секирная гора, с которой открывается замечательный вид. Один из воспитанников А. Осокин в сочинении «Поездка на “Секирную гору”» с чувством писал: «Это прежде всего необыкновенный восторг перед величавой красотой окружающего, а затем какое-то сложное чувство собственной беспомощности от сознания своего ничтожества по сравнению с окружающим, то, наоборот, от сознания, что ты – то же, что окружающее, то же, что природа. Безграничный простор тёмных, полных тайны волн, цепь зелёных островов, мраморные силуэты соловецких колоколен и сверкающие кресты “Соловецкой обители” – вверху небо, небо и небо – вид, от которого не оторвешься».


Воспитанники много гуляли по окрестностям монастыря. Возможно, ко времени пребывания на Соловецких островах относится одно из детских воспоминаний Б.Н. Абрамова, которыми он поделился с Е.И. Рерих в письме 1953 г.: «Однажды над обрывом у моря влез почти по отвесной скале. Потом было страшно смотреть»4. У нас нет свидетельств, что в детские годы Борис Николаевич был у Чёрного или Балтийского моря, поэтому вероятно, что в приведённых словах речь идёт именно о Белом море. Хотя надо отметить, что Соловецкие острова не отличаются скалистостью.

На русском Севере снова пересеклись пути Б.Н. Абрамова и Н.К. Рериха. Художник, убеждённый, что Север хранит свои тайны прошлого для будущего, писал в очерке «Подземная Русь»: «Пусть наш Север кажется беднее других земель. Пусть закрылся его древний лик. Пусть люди о нём знают мало истинного. Сказка Севера глубока и пленительна. Северные ветры бодры и веселы. Северные озёра задумчивы. Северные реки серебристые. Потемнелые леса мудрые. Зелёные холмы бывалые. Серые камни в кругах чудесами полны. Сами варяги шли с Севера. Ищем красивую древнюю Русь»5.

Проведя почти три дня на Соловках, экскурсанты снова прибыли в Архангельск, где в Михайловском монастыре посетили «Древлехранилище», а затем отправились на поезде в Вологду. Виды тундры за окнами сменились печальным зрелищем лесных пожаров. В Вологде воспитанники пересели в другой поезд, который два дня вёз их через густые хвойные леса Вологодской губернии, живописный Галич и Вятку в Пермь. В Перми, сравнительно молодом городе, без «нагромождения церквей», воспитанники провели день: осмотрели «Пермский Научный музей», привлечённые отделом горной промышленности, Городской театр, Петропавловский собор, посетили народное гуляние в Городском парке, поучаствовав в благотворительной лотерее.


Если Борис Абрамов приезжал к родственникам в Осинский уезд Пермской губернии, то он мог и до этой экскурсии бывать в Перми. Знакомство с этой местностью и привязанность к ней может объяснять выбор темы сочинения. Дальнейшая часть путешествия, с 22 по 25 июня, описана в сочинении Бориса Абрамова «От Перми до Казани по р. Каме», опубликованном в книге об экскурсии. В тексте проявились его литературное дарование, аналитический склад ума, чуткое восприятие природы. Остановимся подробнее на впечатлениях Бориса Николаевича от этих трёх дней. Представленная им часть маршрута выделена на карте зелёным.


 

На пристани братьев Каменских в Перми воспитанники сели на пароход «Иван», где они заняли места в III классе. По словам Бориса Абрамова, «он был очень велик, хотя по чистоте и удобствам многим уступал “Генералу Скобелеву”, пароходу, на котором мы ехали по Северной Двине». Ребята подружились с гимназистами из Курска и вместе проводили время. Вечером похолодало, но мальчики собрались на носу судна, чтобы посмотреть на железнодорожный мост, перекинутый через Каму: «Это грандиозное сооружение поразило нас своими размерами. Мост был длиною около пятисот сажен [прим. 1 км] и был достаточно высок, так что наш пароход прошёл под ним, даже не опуская мачты».

По пути в Казань пароход миновал Оха́нск, Осу́, Сара́пул, Елабугу, Чи́стополь. Оханск и Оса, по словам Бориса Абрамова, – «незначительные уездные городки, не отличающееся никакими достопримечательностями». Спустя два года, в 1916 г., именно из Осы он будет призван на военную службу. Экскурсанты имели возможность бегло осмотреть Сарапул, который «считался на Каме лучшим уездным городом»: «…Живописно расположенный одной стороной на горе, другой в лощине, он, своими красивыми каменными зданиями и множеством церквей, походил скорее на большой губернский город, чем на уездный». Посетить Елабугу мальчики не смогли, но Борис Абрамов записал легенду об одной из её достопримечательностей – «Чёртовом городище» – большой полуразвалившейся башне: «Существует легенда, что по просьбе какого-то священника черти в одну ночь построили эту башню, с тем условием, чтобы этот священник отдал им свою дочь».


 

Кама – одна из наиболее полноводных и живописных русских рек. В сочинении точно описаны её течение и притоки. Борис Абрамов так охарактеризовал Каму: «Берега её поросли густым сосновым лесом, и деревья спускаются до самой воды. Порой даже кажется, что мы едем как будто среди глубокого, тёмного ущелья. Местами встречаются крутые обрывистые берега, на вершинах которых сумрачно высятся сосны, и вся местность поражает своей величественной красотой и дикостью». Борис Абрамов сравнил Каму с понравившейся ему Северной Двиной, найдя между ними много общего, но отметив, что на Каме судоходство активнее, она не столь безлюдна.

Он посвятил строки очаровавшему его пейзажу: «Особенно хороша Кама при закате солнца и лунною ночью. …Не забыть одного вечера – 23 июня, который дал нам возможность полюбоваться лунной ночью на Каме.

Когда стемнело и ярко-красный блеск луны поднялся высоко над горизонтом, река приобрела стальной металлический блеск, а пароход, точно громадное чудовище, двигался, тихо и плавно рассекая заснувшую поверхность реки.

Мы, забравшись на верхнюю палубу, наслаждаемся этой чудной картиной летней ночи и готовы, кажется, хотя всю ночь сидеть, не смыкая глаз».

Ближе к Казани Кама впадает в Волгу, и мальчики не смогли пропустить этот момент. Около полуночи они собрались на капитанском мостике, приветствуя волжские воды: «Какая ширь кругом!»

Борис Николаевич подвёл итог: «Да! ехать на пароходе – это громадное удовольствие».


На знакомство с Казанью у экскурсантов оказалось несколько часов: они прошлись по Воскресенской улице – центральной улице города, осмотрели здание Казанского университета, памятники математику Н.И. Лобачевскому, Александру II, зашли в Кремль, полюбовались башней Сумбеки. Проплыв мимо Свияжска, Чебоксар, Козьмодемьянска, Макарьевского монастыря, воспитанники весело провели свой последний вечер на пароходе, а днём были обрадованы неожиданной встречей с бывшим преподавателем института В.В. Кукаркиным.

В Нижний Новгород пароход прибыл вечером 26 июня, и мальчики разошлись, как отметил воспитанник Д. Драницын, «унося с собой чувство полной удовлетворённости, полученной от интересной экскурсии на Север».

Переводя данные отчёта об экскурсии из вёрст в километры, отметим, что участники за три недели преодолели примерно 5700 км. Из них по железным дорогам они проехали 2000 км, а на по рекам и Белому морю – 3700 км, примерно в полтора раза больше. У них была прекрасная возможность насладиться плаванием на пароходе.


Из книги с материалами поездки известно, что в дорогу участники взяли фотоаппараты (как минимум два – за них отвечали А. Голан и А. Селиванов, возможно, это были их личные камеры). Были сделаны по крайней мере три совместные фотографии экскурсантов: одна – в Костроме, у Дворянского собрания вместе с губернским предводителем дворянства С.И. Бирюковым, гостеприимно встретившим их, вторая – в Архангельске, у памятника М.В. Ломоносову, третья – в Казани, у памятника Н.И. Лобачевскому. Остаётся надеяться, что эти фотографии, на которых Борис Абрамов запечатлён с товарищами и преподавателями, сохранились и когда-нибудь будут найдены.

Таким образом, трёхнедельная экскурсия прошла благополучно и получилась насыщенной и познавательной. Воспитанники посетили знаковые для русской культуры места, прикоснулись к страницам истории. Мальчики глубже узнали о знаменательных событиях и выдающихся людях прошедших эпох. Для них осветились новым светом имена Петра I, Ивана Грозного, митрополита Филиппа, свв. Савватия и Зосимы, Авраамия Палицына, патриарха Никона, Ломоносова и др. Экскурсанты увидели разнообразие природы и быта центральной, северной и северно-восточной России, ощутили очарование её рек, лесов, далей, красочных закатов, Белого моря и белых ночей. Для Бориса Абрамова экскурсия стала замечательной возможностью испытать свои силы, восстановиться после года интенсивных занятий, оторваться от привычной среды, расширить свои географические, этнографические и исторические познания, задуматься о вопросах религии и пути России, проникнуться эстетическими чувствами. Очевидно, полученные светлые впечатления впоследствии поддерживали его в трудные минуты.


Завершим словами сочинения Бориса Николаевича, вдохновлённого широкой русской рекой: «Хорошо подышать свежим, здоровым воздухом и душой и телом насладиться долгожданным покоем, с тем, чтобы потом хоть иногда воспоминать об этих хороших минутах».


Выражаю искреннюю благодарность В.Е. Трапезникову за помощь в поиске и подборе материалов.


Доклад прозвучал на XXVI Абрамовских чтениях 2022 года в г. Венёве Тульской области.



_________________


1 Свободов А.Н. Отчёт по устройству экскурсии // Четвёртая экскурсия воспитанников Нижегородского Дворянского Института Императора Александра II. Север России. – Соловецкий монастырь. 1914 г. Нижний Новгород: Эл.-тип. Г. Искольдского, 1914. С. 3–4.

Далее цитаты приводятся по этому изданию: стр. 6, 20, 13.

2 Рерих Н.К. Пламя // Рерих Н.К. Пути Благословения. М.: МЦР, 2017. С. 23.

3 Абрамов Б. От Перми до Казани по р. Каме // Четвёртая экскурсия воспитанников Нижегородского Дворянского Института Императора Александра II. Север России. – Соловецкий монастырь. 1914 г. С. 94–97. Эл. ресурс:

Далее сочинение цитируется по данному источнику.

4 Письма Б.Н. Абрамова к Е.И. Рерих. 1936.06.02 – 1955.09.08. Архив Советского фонда Рерихов.

5 Рерих Н.К. Подземная Русь // Рерих Н.К. Собр. соч. Кн. 1. М.: Издательство И.Д. Сытина, 1914. С. 207.




Возврат к списку