Борис Николаевич
Абрамов

2.08.1897 – 5.09.1972

деятель культуры,
мыслитель, духовный ученик
Н.К. Рериха и Е.И. Рерих

Борис Николаевич Абрамов духовный ученик Н.К. Рериха и Е.И. Рерих

Записи Б.Н. Абрамова. 1950 – 1971 гг.



Записи Б.Н. Абрамова. 31. (1951 Март 30).

О Братстве можно написать тома или сказать о нём в трёх словах — тема будет одинаково не исчерпана. Как перечислить всё, сделанное Братством? Не придётся ли для этого просмотреть историю всего человечества, причём и ту часть истории, которая нашим современникам совсем незнакома. Никакая современная наука в этом не поможет, если не открыть сердце. Именно в тайниках сердца народов живёт понятие Братства, но никак не в официальных данных науки. Наука бедна и мала, и память её коротка. Она скользит по поверхности очевидных фактов; а эти факты как очень тонкий слой льда, покрывающий таящиеся под ним необъятные водные глубины. Глубин под льдом не видно, но они есть. Пусть сердце коснётся глубин.

В единении сила. Один подвижник духом своим может поднять целый народ, повернуть его историю в совсем другую сторону. Может очистить нрав народа, может оздоровить местность. Что же может сделать целая община, состоящая из таких людей, сознание которых монолитно?! Поистине, Братство есть то место, где небо соприкасается с землёй, потому что мощь такого магнита притягивает всё высшее. Братство — приёмник огня пространства. Оно принимает на себя всю тяжесть огненных волн, которые, по закону соответствия, устремляются туда, где есть соответствующие приёмники. Кто может быть приёмниками? Только люди чистого огня, чистое устремление которых прободает психическую атмосферу, окружающую нашу планету, которая твёрже камня. Истинно, Братство несёт на себе всю тяжесть человеческих несовершенств, ибо несовершенство мешает людям принять на себя свою долю огненных волн, и все эти бесчисленные доли перекладываются на плечи тех немногих, которые могут принять их.


Непрестанно проникают в мир токи Братства. Чуткое и настороженное сердце улавливает его безмолвный голос. Зоркий глаз уловит следы влияния Братства во всех лучших проявлениях творчества и действия, в самых разнообразных областях жизни человеческой. Сердце почувствует эти невидимые касания и отличит их от обычного человеческого творчества.

 
Записи Б.Н. Абрамова. 32. (1951 Апр. 1, 2, 3).

СОЗВУЧИЕ

«Где граница между волями, стремящимися к Свету?»*

Одна воля может быть огромной, другая маленькой, но если устремления воль совпадают в направлении, то они созвучат. Не в том дело, что одно безмерно велико, а другое очень мало. Даже в очень малой мере можно уподобиться. Микрокосм есть отражение Макрокосма. Дух созвучит с Высшим, когда он включается в тот же единый поток эволюции, который одинаково уносит в Беспредельность как небесные тела, так и атомы. Созвучать — значит звучать в гармонии, значит любить одно и то же, значит устремляться к тому же, значит отбросить всё, что не созвучно. Именно не только в устремлении к гармонии, но и в отбрасывании всего, что не гармонирует, и будет заключаться полнота созвучия с Высшим. Что не гармонирует? Наш враг, наше личное «я». Только в отвержении от себя может быть достигнуто созвучие. Когда человек поднимает сознание поверх себя, он сливает его с Космосом.


Восприятие зависит от созвучия. Не может воспринимать тот, кто настроен в совсем другом ключе, как не может человек понять речь собеседника, говорящего на незнакомом языке. Потому путь восприятия есть путь настраивания себя в нужном ключе. Для этого требуется бесчисленное количество условий, но поверх всего стоит сердце. Оно, в мощи своей энергии, в силе своего огня, устремляющегося навстречу высшему Огню, покрывает всё. Когда сердце зажжено, оно отзвучит мгновенно и созвучием своим покрывает все разрозненные попытки астрала и ментала. Это кратчайший путь будущего века. Оно одно может создать мост созвучия между микрокосмом и Макрокосмом, оно одно вырабатывает ту высшую, драгоценную энергию, которая, соединяясь с Высшей энергией, образует канал восприятия. Какой другой аппарат может более чутко откликнуться на зов, чем сердце? Где чуткость, где устремлённость, где мерило Прекрасного?! Поиски созвучия приведут к сердцу. Сердце — тот камень, на котором созидаются твердыни. Твердыня создаётся гармонией с Высшим Прообразом. Созвучие творит, созвучие утверждает, созвучие делает из людей истинных сотрудников Космоса. Большое напряжение требуется для нахождения созвучия, но ищущий найдёт. Путь указан. Только сердце может услышать звук неслышимый и откликнуться на него.


Созвучие есть первое условие творчества. Все так называемые вдохновения не что иное, как созвучия в той или иной области. Математик, ищущий нужную формулу; поэт, пишущий стихи; изобретатель, работающий над открытием, — все они настраиваются созвучно с той сферой пространства, в которой находится разрешение их проблем. Искусство в древности называлось служением Музам. Служение есть один из ключей к созвучию.


Каждый человек являет созвучие тому, чему он предан, чему он служит. Потому и сказано, что нельзя служить двум господам. Не может струна звучать одновременно на два тона. Потому всякая двойственность есть прежде всего самообман и не может являться основой творчества. Очищение сознания есть настраивание себя для созвучия. Только туго и точно натянутая струна может звучать. Потому для созвучия нужно постоянное напряжение, иначе тон будет неверен.

Человека можно узнать по тому, на что он звучит, что именно зажигает в нём радость, что вызывает оживление и энтузиазм. Сейчас люди делятся на тех, кто звучит на Новый Мир и кто не звучит. Формы Нового Мира уже выявляются, и каждое такое выявление вызывает реакцию. Одни радуются и одобряют и способствуют, другие злобствуют и вредят. В основе всего этого лежит созвучие. Формула «Вот приближается князь мира сего, но не имеет во Мне ничего» также означает, что приближавшийся не вызывал никакого созвучия в Том, к Кому приближался. Потому и воздействия на нас, как тёмные, так и светлые, опять-таки обуславливаются созвучиями. Если человек не звучит, например, на корысть, его можно соблазнять деньгами сколько угодно; он не продаст и не предаст. Но созвучащий на соблазн впадает в искушение. Вибрации чуждые могут вызывать тягость, но никак не отклик. Потому так тяжко бывает утончённым сознаниям жить среди обычных людей. Нет созвучия с окружающим, а отсутствие созвучия вызывает явление дисгармонии. Это отражается даже на физическом теле и на здоровье. Зато как велика радость, когда дух попадает в сферу созвучную. Там он дышит вольно и легко, там он расправляет свои крылья. Там он может выявить себя вполне. Область созвучная есть наш отчий дом.

Созвучия с Высшим нужны не только тому духу, который созвучит. В созвучии Мир Высший проявляется на земле, и благотворные последствия этого проявления необычайно мощны. В созвучии сливается Небо с земным миром, и великие подвижники были центрами такого слияния. Являть собою Истину — значит созвучать на Истину.


* Агни Йога. 657.

 
Записи Б.Н. Абрамова. 33. (1951 Апр. 5).

И пришедший к Тебе

Ни смеяться, ни плакать не будет.

Одна крайность влечёт за собой противоположную, и нет конца следствиям до тех пор, пока дух не найдёт средины равновесия. Высшее есть тишина в центре урагана, средина всех противоположностей, точка равновесия всех крайностей. «Там, где Ты, нет ни света, ни тьмы, всё едино». При начале из единого произошла двойственность, при завершении двойственность перейдёт в единое. Нет возможности освободиться от всех порождений и от того, чтобы самому не быть порождением, до тех пор, пока не удастся освободиться от пар противоположностей, от притяжения и отталкивания, которые порождают все следствия. Учитель есть центр равновесия. Чем дальше от Него, тем больше отклонения в ту или в другую сторону. По мере приближения к Нему колебания становятся короче, и когда прекращаются, тогда происходит соединение. Прекращение колебаний из одной крайности в другую не означает конец жизни, но, наоборот, приближение к истинной полноте Бытия, к тому всевмещению, которое даётся только при слиянии всех пар противоположностей в одной точке равновесия. К этому завершению стремится дух человеческий, сначала бессознательно, повинуясь заложенному импульсу, потом сознательно, ища ту точку опоры и равновесия, без которой истинная жизнь немыслима.

 
Записи Б.Н. Абрамова. 34. (1951 Апр. 6,).

ДВЕ ЖИЗНИ

Примитивный человек односложен. Он весь тут. Он неделим, и ничего, кроме того, что выражено в его внешней жизни, в нём нет. Он не живёт ничем другим, кроме своей обыденной жизни, и ни о чём другом, выходящем за её пределы, не думает, и ни к чему, кроме своих явных, насущных целей, не стремится. Но как одноклеточные начинают, в процессе эволюции, превращаться в двуклеточных и затем в многоклеточных, так же и человек, в своей внутренней структуре, начинает постепенно усложняться. Начинается медленное и вначале едва заметное деление на внешнего и внутреннего человека. С зачатками появления внутренней жизни человек уже не односложен и не примитивен. Помимо внешнего, обычного течения жизни начинает струиться подземный родник второй, внутренней жизни, вначале малый и едва заметный, постоянно заглушаемый наносными песками внешнего «я», едва подающий голос. Иногда кажется, что и нет его совсем. Но постепенно он растёт и крепнет, и внутренний человек начинает из эмбриона оформляться. Очень слаб он вначале, неуверен и робок перед грубым и примитивным внешним человеком, и жизнь внешняя превышает и заглушает жизнь внутреннюю. Но дух растёт, накапливаются незримые богатства, опыт и знание, внутренний человек созревает. И тогда начинается деление на две жизни. Одна, видимая всем, жизнь личности, его работа, его судьба, дела, болезни, удачи и неудачи. Её знают все. Эта жизнь может быть или бедна и ничтожна, или богата и блестяща; по существу разница не велика. Суть не в ней, но исключительно во второй, внутренней, незримой и сокровенной жизни. «Какая польза человеку, если он весь мир приобретёт, а душу свою потеряет, и какой выкуп даст человек за душу свою?» Ибо первая жизнь длится считанные годы и увядает, как трава, от которой и следа не остаётся на следующую весну, а вторая жизнь есть то Реальное, которое не перестаёт быть и которое не зависит ни от тела, ни от обстоятельств, ни от болезней, ни от смерти и ни от чего другого.

Вначале преобладает первый человек. Но второй растёт, и наконец наступает момент, когда он начинает перерастать первого и становится сильнее его. Правда, личность ещё поднимает голову и временами пытается превалировать, но истинное «я» утверждается и берёт верх над всеми попытками личности. То, что было вначале нереальным и казалось призраком, теперь становится настоящей реальностью, и жизнь духа — истинной жизнью, а личность постепенно тускнеет и растворяется в мощном духовном существе. Тогда наступает жизнь царства духа, а внешняя земная жизнь теряет всякое значение и власть над человеком. Он может продолжать занимать то же положение, что и раньше, и внешне его жизнь может оставаться неизменённой, но его отношение к ней и его истинная жизнь становятся совершенно иными. Это — второе рождение, в Беспредельность.

 
Записи Б.Н. Абрамова. 35. (1951 Апр. 8).

МУЗЫКА

Цвет и звук — Наша лучшая Трапеза.

Листы Сада Мории. Озарение. 2–III–1


Музыкой мы питаемся, музыкой очищаем жизнь, музыкой говорим с Высшим Миром и приобщаемся к Нему. Музыкой процветаем и утончаемся. Вибрации музыки благотворны и жизнедательны. Медицина будущего будет лечить музыкой. Люди будут воскресать, оздоровлённые и телом и духом. Оздоровляя дух, мы оздоровляем тело. Где граница здоровья, где граница тел, где граница воздействия музыки на дух и тело?

Музыка — одна из великих радостей Бытия. Ею наполнено и переливается пространство. Люди должны быть признательны приёмникам музыки, которые улавливают отзвуки пространственных гимнов и передают их в виде прекрасных музыкальных произведений, которым радуется бесчисленное количество живых существ. Музыка — сокровенное действо. Сфера её влияния на всё окружающее почти не изучалась. Музыка — проводник красоты. Огонь в форме звуков. Целительная благодать. Новый Мир есть мир искусства, мир торжества звука и цвета, и мы уже на пороге царства Красоты. Время пришло осознать искусство как великий проводник Духа Утешителя. К искусству приступаем торжественно, молитвенно и радостно. И других научим так же приступать. Тогда придёт Красота в жизнь нашу навсегда.

 
Записи Б.Н. Абрамова. 36. (1951 Апр. 9).

Ты идёшь по дороге, устремлённый путник. Труден твой путь и полон лишений. Острые камни и глубокие ямы преграждают твой путь, солнце жжёт твою голову, дождь мочит усталое тело, ветер приносит тучи пыли и песку. Часто тебе негде укрыться от непогоды, но ты твёрдо идёшь вперёд в рёве бури и хохоте ветра.

Твой путь идёт лесом, во мраке и сырости гигантских исполинов. Цепкие руки деревьев обхватывают тебя, мешают тебе идти, но ты раздираешь их, грудью ломая все препятствия, идёшь по своей дороге. Часто ты слышишь вой диких зверей, страшные крики совы, но ты не прячешься от них, ты осторожно, бесшумно продвигаешься дальше.

Кончился лес. Теперь, наверное, можно отдохнуть. Но перед глазами своими ты видишь бурный горный поток. Как переплыть? Нет моста, нет челна. Неужели весь путь ты прошёл понапрасну? Но ведь ты знаешь, куда идёшь и что тебе нужно. И нет в тебе сомнений, как ты должен поступить. Смело бросаешься ты в поток, яростно борешься с волнами, задыхаясь, почти теряя сознание, пробиваешься сквозь бурлящую воду. Обессиленный, ты достигаешь берега. Ты долго сидишь, набираясь сил после борьбы, и чувствуешь, что нельзя тебя сломить, что можешь и будешь бороться и дальше. И ведёт тебя дальше твоя дорога.

Иногда ты встречаешь путников, таких же одиноких и таких же бесстрашных, как ты. На один миг ваши пути пересекаются, ваши глаза встречаются, и в них каждый читает ту же устремлённость к сияющим вершинам. Вам не нужно говорить, ибо каждый из вас знает, что эти дороги ведут к одной цели. А говорить можно будет потом, потому что ведь все путники встретятся в одном светлом, чудесном Граде. И вы молча расходитесь каждый своей дорогой.

И ты идёшь дальше, взбираясь по кручам, пробираясь лесами, обходя болота, хоронясь от разбойников. Иногда путь твой лежит через город, и тогда ты идёшь по улицам, провожаемый насмешками и хохотом толпы. И никто не почувствует в тебе, оборванном и голодном страннике, душу, стремящуюся к вечной жизни.

Но ты пройдёшь через толпу, не обращая внимания на брань и оскорбления. Ты знаешь, что путь твой лежит в чудесный Город, где все путники, такие же как ты, найдут свою мечту, воплощённую в действительность, где люди живут для радости, счастья и красоты.

И при одной мысли об этом твои печали и горести покажутся тебе лёгким, маленьким облачком, тающим в синеве бездонного неба. Твоё сердце бьётся сильнее, ноги идут быстрее, лицо озаряется улыбкой. В твоей груди горит священный огонь, который не зальют волны потока, не развеют порывы ветра, не оплетут лианы мрачного леса. Ты идёшь всё вперёд и вперёд, устремлённый путник. Ты идёшь окрылённый, ибо ты знаешь, зачем идёшь.

 
Записи Б.Н. Абрамова. 37. (1951 Апр. 9).

Новый Век восстановит Истину. В чёрном веке извращалось всё лучшее, но ничто не было так искажено, как Учение Истины, даваемое Великими Учителями. Религии, в том виде, в каком они являются сейчас, есть кощунственное издевательство над заветами Владык. Где простота и красота Христова чеканного слова? Всё потонуло в нагромождениях ритуалов, и сам Он скрыт под золотом риз, Он, носивший одну холстину и не имевший где голову приклонить. А «служители» Его являют культ себеслужения и в этом занятии часто далеко превосходят обычных смертных. Прекрасное учение Благословенного Будды о нескончаемой эволюции человеческой сущности путём непрестанных сознательных усилий заменено бессмысленным бормотанием молитв по чёткам и верчением молитвенного колеса, на котором навешаны бумажки с мантрамами, чтобы избавить «верующего» от труда самому читать положенные молитвы. А сам Великий Учитель, живой, действующий и творящий, превращён в разукрашенного идола, сидящего в позе загадочного бездействия. Огненное сердце Учений захоронено под грудами невообразимых обломков и сора старого мира. Но наступает пора очистить Учение Истины, иначе людям некуда будет идти, и многим уже некуда. Не может дух человека примириться с человеческими толкованиями космических законов. Невозможно терпеть низведение великого до малого. Такое нарушение Основ вызывает всевозможные катастрофы и бедствия; не может сущее терпеть противодействие закону Космоса. Потому при восстановлении Истины и жизнь обновится и оздоровится. Простота, красота и бесстрашие войдут в жизнь, и Великие Учителя станут Великими Друзьями. И очистится понятие Учителя. И двенадцать солнц засияют на небе человеческом (как сказано в притче из книги «Агни Йога», 84. — Н.Д. Спирина).

 
Записи Б.Н. Абрамова. 38. (1951 Апр. 10).

УЧЕНИЧЕСТВО

Учитель и ученик — одно. Непонимание принципа ученичества произошло от разделения. Учителя и ученика нельзя разделять, иначе это не будет ни настоящее учительство, ни настоящее ученичество. Всё биполярно, и изъятие одного из полюсов тем самым исключает другой полюс. Закон везде один. Многие представляют учителя только дающим и ученика только получающим. Но на самом деле ученичество — это беспрерывные получение и отдача, и снова получение, и снова отдача. В этом пульсирующем обмене энергий живёт и крепнет связь учителя с учеником. Ученик не опекаемое дитя, ученик — активный сотрудник и претворитель всего получаемого от учителя. Цветок даёт пчеле нектар. Она собирает его и претворяет в мёд на потребу людям. Так и ученик, претворяя полученное через своё сознание и сердце, отдаёт его на пользу миру и получает снова. От соединения двух полюсов возникает искра, она может разгореться в великий огонь и светить во тьме. И светит. Ибо каждый, даже самый великий Учитель, есть всё же и ученик. Христос говорил: «Моё учение — не Моё, но Пославшего Меня».

Если учитель берёт на себя карму ученика, то и ученик разделяет, по мере своих сил и возможностей, бремя учителя. Ноша учителя — его ноша, и поручения учителя — его неотъемлемая собственность. Тот, кто выполняет приказ учителя не как своё личное и собственное дело, а как служебную обязанность, не есть настоящий ученик, но наёмник. От такого отношения могут происходить предательства и отступничества. Чужое дело можно и оставить, соблазнившись чем-нибудь более интересным или выгодным, но своё не бросить, как бы трудно оно ни было.

Если не происходит слияния сознаний учителя и ученика, то ученичество не состоялось. Ученичество — в слиянии сознаний, только так можно вырасти и преуспеть и приобрести. Только приобщение к сознанию учителя обогащает ученика. Без приобщения к чему все попытки и занятия? Напрасная трата времени и сил. Общее дело требует общего сознания. Иначе будет торможение, а не движение. Если ученику кто-то дороже учителя, значит, он ещё не ученик.

Почему, произнося понятие учителя с уважением, люди думают, что к понятию ученика можно относиться легкомысленно? «Он ведь только ученик, что с него спрашивать». Неправда. Ученик в своей сфере такое же ответственное лицо, как учитель в своей, и не может быть к нему никакого снисхождения. Почему предъявлять огромные требования к одному полюсу и оставлять без ответственности второй? Оба конца нужны для замыкания тока. Значит, оба ответственны. Даже у знающих Учение понятие ученичества часто приближается к понятию золотого детства. Таким путём не достичь. Ученичество есть суровая ответственность, состояние, требующее максимальной напряжённости, устремлённости, мужества и самоотверженности. Нужно потерять себя, чтобы приобщиться к сознанию учителя. Личное «я» человека не годится в ученики; потуги рассудка не годны для восприятия; неизжитые тяготения не приведут к учителю. Только устремление к учителю приведёт к нему. «Кто любит отца или мать более, нежели Меня, тот недостоин Меня», — сказано о приближении к Великому Учителю. Приложим эту меру ко всем нашим тяготениям. Сурово? Да. Но иначе не войти. И кто хочет войти, тот войдёт. И есть одно условие, при котором вся суровость пути превратится в радостные крылья, которые пронесут поверх всех камней и пропастей, кратчайший путь — Любовь.

 
Записи Б.Н. Абрамова. 39. (1951 Апр. 11).

ПОМОЩЬ

Мысль о помощи должна быть воспитана. Сначала приходится непрестанно напоминать себе об этом, настраивать себя и направлять своё стремление в определённом направлении. Постепенно существо человека ассимилируется с этой мыслью и помощь начинает излучаться уже поверх приказа сознания. Всё существо пропитывается этим стремлением. Это не значит, что человек начинает целый день бегать и помогать кому-то. Он может делать это когда угодно. За любой работой, за любым занятием, во сне и в бодрствовании, он может помогать всегда. Он может знать, что его сердечная энергия, направляемая устремлением помочь, будет выделяться и действовать там, где она наиболее нужна. Магнит во всём; и сердце знает поверх рассудка, куда послать силу на помощь. Мы можем ничего не знать о совершаемом нами, но это и не нужно. Может быть, такое знание только отяготило бы сознание. Радость в том, что непрестанно можно творить добро, ничем не ограничиваясь, ничем не смущаясь. Нашу помощь может получить кто-то на другом материке, или в тонком мире, или рядом — это безразлично. Где-то может просветлиться атмосфера, измениться обстоятельства, разрядиться взрыв. В пространстве могут остаться светлые пятна нашей доброй воли — очистители от зараз, лучше зацветут цветы, или обрадуются живые твари, или вещи станут лучше. Важно благо всего существующего, и ни от чего мы не можем себя отделить. Всё наше, и всё требует нашей заботы. Великое Служение есть великая забота. Она станет радостью, а не тягостью, как думают вначале. Эту заботу ни на что не променяют понявшие её. Она уводит в безличную пространственную жизнь, соединяет со всеми и со всем, делает из людей сотрудников Космоса. О нас проявляется бесконечная забота Сверху, мы отвечаем тем же и в этом становимся помощниками и последователями Высшего. Помощь есть условие для роста сердца. Не может расти сердце, замкнувшееся в себе. Без сострадания оно зачерствеет, как сухой сморчок. Из страданий рождаются драгоценные камни сострадания, украшающие венец Бодхисаттв, прошедших через все радости и горе, возможные на земле. Они понимают всё, и в этом путь к помощи. Испытав страдания и нужды, мы не можем не сострадать, мы не можем не желать помочь. И из этого стремления происходит помощь. Она может быть совершена руками или в духе, но во всём будет сердце. Оно — тот камень, на котором созидается твердыня помощи.

 
Записи Б.Н. Абрамова. 40. (1951 Апр. 12).

ЗНАМЯ МИРА

Захоронено зерно. Его не видно, о нём забыли. Но вот приходит срок, и из земли появляется росток. Он растёт, крепнет, превращается в мощное дерево. Незнающие порадуются о дереве, знающие вспомнят с признательностью о зерне.


Утверждается искусство. Входит в жизнь повседневную, не как роскошь, но как долг и радость. Расширяются музеи, реставрируются художественные памятники старины, музыка идёт в народ без ограничений, украшаются здания изысканной отделкой, деятели искусства получают премии и награды, превозносятся и прославляются. Искусство сливается с жизнью. Значение и ценность его входит в сознание людей.


Много было войн в истории Земли. Люди воевали, залечивали раны и воевали снова. Но вот стала утверждаться идея мира. Она растёт и ширится, как пламя лесного пожара, зажигая сердца всех, способных к эволюции. Люди вдруг стали понимать, что кроме войны есть также и мир, стали понимать, что такое мир и почему он нужен. Стали активно стремиться к миру. Не молитва, но суровая борьба за мир нужна, и в этом истинная молитва. Стихийно пламя борьбы за мир. Оно расплавит дула орудий, оно повернёт ураган разрушений на врагов мира. Идея сильнее бомб.

Люди не помнят о зерне. Многие не знают. Но мы знаем и помним. Невидимо возносится Знамя Мира на конгрессах мира, на митингах за мир, на демонстрациях протеста против войны. Незримо покровительствует искусству. Незримо зажигает народы. Потом вспомнят. Как всегда — потом. И воздадут должное, и оценят, и найдут следы его повсюду. Но для нас радость — находить их теперь, в самый разгар боя. Не вид ли знамени вдохновляет воинов?!

И белый голубь, начертанный на камне почитания Иерархии, реет над борьбой за мир.

 
Записи Б.Н. Абрамова. 41. (1951 Апр. 13).

УЧЕНИЕ

Счастье в том, что Истина снова пришла в мир. Казалось, что всё уже было потеряно. Свет, приносимый прежними Учениями, погасал, заваленный грудами отбросов человеческих. Всё было искажено, всё лучшее или уничтожено, или обращено в худшее. Угасал свет мира. И уже на пороге полного мрака вдруг вспыхнул новый свет небывалой силы и размеров. Абсолютно всё озарено этим светом, всё стало ясно, всё встало на своё место. Людям остаётся или принять свет, или не принять, но принявший получит ответ на всё. Сколько веков терзались люди во тьме неразрешимых вопросов и догадок, как трудно и мучительно искали, и не находили, и питались обрывками прежних знаний, превращённых в загадочные символы. И вот всё пришло. Сколько радости о нём впереди! Сколько людей будут радоваться и ликовать и благодарить. Сначала малое количество, потом всё больше и больше. Учение отберёт людей. Радостно мыслить о новой расе, которая будет состоять из принявших Истину. Непринявшие уйдут. Им нечем будет жить, если не смогут принять хлеб жизни. Торжественно мыслить об Учении. Радостно мыслить об Учении. Нет конца радости о нём, так же как нет конца свету его. Неисчерпаемо оно, и радость о нём также неисчерпаема. Осуществление его будет преображением жизни. И другого пути преобразить жизнь нет. Все пути испробованы человечеством и сведены в один гигантский тупик. А людей может вдохновить только Беспредельность. Тупик — смерть, а смерти боятся люди больше всего, ибо сама природа протестует против неё. Жизнь заповедана. И как только откроется сознанию Беспредельность — двинутся люди к свету.

 
Записи Б.Н. Абрамова. 42. (1951 Апр. 14).

УЧИТЕЛЬ

Всё пройдёт — дух пребудет. Всё пройдёт — Учитель пребудет. Всюду. Во всех мирах, при всех обстоятельствах жизней, при начале и конце, безотлучно. Мы никогда не одни. Мы никогда не оставлены, даже когда нам кажется, что мы покинуты, — тогда Он ближе, чем когда-либо. Ждущий, Наблюдающий. Он испытывает нас всегда. И знает, кому какую меру послать и кто какую сможет поднять ношу. Не ошибётся. В помощи не замедлит, но прежде даст выявиться всем силам духа ученика. И в последний момент пошлёт помощь и поддержит. И последний момент станет первым в цепи новых событий. Конец и начало сливаются в беспредельную нить к Недосягаемому. Прекрасен ковёр духа. Из разных нитей, из разных цветов и оттенков выткан он. Все думы, все действия, все события единой жизни сплетаются в узор совершенства и завершения, направляемый Его Рукой. Ткач знает, что нужно для завершения узора. Может быть, не хватает алого цвета крови жертвы, или белого цвета чистоты, или червонного золота мужества; Он знает, что добавить для завершения узора. У каждого духа свой узор, каждому присвоен свой луч. Но Источник один. Всё движется, всё изменяется, всё перемещается — незыблемо лишь Средоточие. И когда Оно в сердце, сердце становится несокрушимой твердыней. Велик свет такого сердца. Нет конца радости. Нет конца познаванию. Нет конца помощи излучаемой. Земля и небо объединяются в таком сердце. Такие носители Средоточия — краса и радость планеты. Это результат слияния сознаний. Когда мы поймём, что кроме Него никого нет, то подойдём к слиянию. Ибо иначе останемся одинокими в этом беспредельном пространстве и никто нам не сможет помочь, кроме Того, Кто сам переплыл этот океан. В дебрях рождений и смертей никто из подверженных рождениям и смертям не сможет вывести нас на путь. Только Нашедший путь приведёт на путь. Только Завершивший приведёт к завершению. Только Знающий Истину откроет Истину. Куда повернём от Света?! Кроме света есть только тьма, одно из двух. Кто предпочтёт тьму? Не мир приносит Он, но меч и разделение. И Он разделит человека, и меч будет действовать точно, и отделит он в человеке друга от врага. И не будет пощады врагу. И человек сможет сделать свой выбор, потому что всё станет ясно. И друга поведёт Его Рука неутомимо. Так рано или поздно, легко или трудно, но придём к Учителю.

 
Записи Б.Н. Абрамова. 43. (1951 Апр. 15).

Дух не знает возраста, присущего телу. Молодой и в то же время древний, вечный странник через миры материи, он накапливает свой опыт в постоянно меняющихся условиях существований, воплощённых и развоплощённых. Дух переживает в теле детство, юность и старость, в каждом из этих периодов накапливая тот особый опыт, который данный период может дать ему. Если смотреть с этой точки зрения на возрасты, то старость, которую многие страшатся, будет не что иное, как одно из состояний облекающей дух материи, нужных для обогащения духа. Все обстоятельства нашей жизни служат на пользу духу. Он учится самоутверждению в самых трудных земных условиях, когда нет другого выхода: или признать себя побеждённым, или признать своё превосходство над материей. Задача земных существований есть оформление своей внутренней сущности прежде всего путём осознания её. Когда человек почувствует, что он не есть тело, но живущий в теле, — первый шаг к освобождению сделан. Человек начинает понимать, что при потере тела он не перестанет существовать, и эта уверенность помогает его внутреннему росту и силе.

 
Записи Б.Н. Абрамова. 44. (1951 Апр. 17).

КРАСОТА

Новый Мир явит понимание красоты. Она придёт в мир не только в виде цвета, звука и прекрасных форм украшения внешнего, но будет вознесена как внутреннее достижение человека. Красота будет найдена и признана во всех положительных качествах и высоких проявлениях сердца, и так же как теперь люди стыдятся безобразия внешнего, так же будут они стыдиться и безобразия внутреннего. Кто не хочет быть внешне красивым? Люди тратят на это такую массу усилий. Между тем одна внешняя красота без внутренней подобна гробу изукрашенному и может привлекать лишь очень недалёкие сознания, не видящие ничего дальше внешности. В Новом Мире будет явлено распознавание красоты внутренней и правильная оценка её. Самая большая красота заключается в гармонии с Высшим Миром, когда человек, сливаясь в созвучии, уподобляется Прообразу и являет собою Истину.

Красота — понятие беспредельное, и разнообразие её проявлений так же обширно, как и сам Космос, и говорить о ней можно без конца, но ключом к пониманию красоты и к достижению её будет сердце. Оно первое затрепещет при встрече с истинной красотой и первое устремится к красоте. Не мозг, но сердце будет проводником красоты. Недаром и искусства, и все лучшие качества человеческие связаны с сердцем и без него недостижимы. Сейчас, когда безобразие встало во всей своей неприглядности, вырастая перед концом до апогея, особенно насущно мыслить о красоте. Она придёт и утвердится нашими руками, нашими усилиями, нашей волей. Она станет ведущим стимулом человеческих действий. Она обновит и переродит жизнь. Процветут пустыни души, орошённые каналами красоты, и дадут урожай невиданный. Не было ещё такой волшебной сказки, как созданная ступень, ибо создана она в красоте Руками Тех, Кто есть сама наивысшая Красота.

 
Записи Б.Н. Абрамова. 45. (1951 Апр. 21).

ЛЮБОВЬ

Любовь есть молитва. Разве любовь не возношение и восхищение? Разве она не провод к потоку благодати? Умеющий любить имеет сердце огненное. Любовь наверх, а сострадание вниз. Если устремим любовь вниз — что вознесём наверх? Любовь принадлежит Высшему. Это единственная вещь, которую действительно стоит иметь. Она есть свет на пути, и сама — путь. Она соединяет мгновенно, поверх знания и незнания, поверх чистоты и нечистоты, поверх добрых и злых дел. С ней приходит разом всё то, что иными путями накапливается медленно и по частям. Любовь есть путь к контакту, и сама она — контакт. Это созданный нами канал, по которому на нас изливается вся неисчерпаемая благодать Источника благодати. Но сердце может быть устремлено только в одном направлении. Его нельзя делить. Любовь исключает всё и вмещает всё. Сердце, принадлежащее Высшему, есть вместилище Вселенной. Любовь к земному исключает всё; любовь к Неземному вмещает всё. Ибо Неземное есть само по себе всё, а земное — ничто. Для любви нет предела, и никакие условия жизни не касаются её. Этот свет светит и во тьме, и при солнце, и он ярче солнца. Ничто не затмит его, ничто не потушит. Радость Бытия. Сокровенный Источник знания. Противостояние всему. Нет предела силам любви, нет предела её досягаемостям. Всё возможно. Всё открыто. Всё доступно. Кристалл самости растворяется в огне любви. Самый твёрдый кристалл. Что другое расплавит его? Но любовь — пламя самого высокого напряжения. Она может расплавить всё самое твёрдое, самое застарелое. Сердце только тогда сердце, когда оно преисполнено любовью. Без неё оно только орган кровообращения. Любовь — единственное средство приобщения. Все другие, особенно внешние способы — самообман или обман, характерные для тёмного века. Подходит Век прямого провода. Больше чем достаточно блужданий. Не было им предела, но он пришёл. И с ним наряду — Беспредельность. Для выбора. И люди выберут и будут выбраны по выбору их. Так совершится самораздел. И после него наступит Конец и Начало.

 
Записи Б.Н. Абрамова. 46. (1951 Апр. 24).

КОРА

Бескрайние просторы Земли ждут. Ждут, чтобы поднялась кора коричневого газа, плотно прилёгшая к Земле. Она разделяет Землю от Неба. Другой границы нет. Она не даёт токам пространственных лучей обменяться встречами с лучами Земли, кооперировать. Нарушен обмен веществ планеты. Как в тисках, задыхается она в коричневой коре. Нет меры страданиям Земли. Как человек с закупоренными порами, она агонизирует, не имея возможности очиститься и обновиться. Что пробьёт коричневый газ? Что даст доступ озону пространства?

Если коричневая кора есть сгущение коричневых мыслей и чувств, самых низменных, самых невежественных и злых, то прободать её может та же субстанция, только противоположная по качеству, а значит, и более сильная. Если бы всё человечество разом помыслило во благо, кора земная сразу же исчезла бы, как облачко под порывом ветра. Но трудно сговориться человечеству. Каждый тянет в свою сторону, думая, что в этом спасение. Но не спасётся никто своей стороною, но лишь общим благом. И помочь пробить кору коричневого газа можно лишь мыслями чистыми и самоотверженными и чувствами огненными. И тогда в этом прорыве встретятся огонь сердца и огонь пространства и образуют канал очищения. И сойдёт огонь на Землю.

Пора пришла помыслить огненно. Пора пришла создать серебряную нить устремления кверху. Неужели для своего лишь блага она указана? Ничто так не прободает тьму, как нить тончайшего огня, связующего сердце человека с сердцем Космоса. В темноте зажигается огонёк, и темнота отступает. Чем сильнее горит огонь, тем дальше отступает темнота. А если таких огней много? По всей планете? Тогда они соткут ту спасительную нить Света, которая осветит все углы и закоулки, и тьме некуда будет приютиться. И её не станет.

На Земле есть мощный Очаг огня. Отдушина, через которую планета дышит. Явление такое же исключительное в космической жизни, как и само положение планеты.

И соответственно исключительна мощь этого Очага Света. К нему летят наши устремления и в ответ струи огня. Издавна знают и не знают о нём люди. В Светлом Веке будут знать, ибо всё просветлится и станет прозрачным сознание людей. Прозрачность пропустит Свет, иначе не доходящий. С ним придёт радость. Безрадостность — от непроницаемости кристалла сознания. Муть даст муть. Но как будет прорвана коричневая кора планеты, так же будет разорван туман сознания. Ни то, ни другое для эволюции не годится, а значит, и не будет иметь места в ней. Шаг эволюции непреложен, и остановить его так же невозможно, как нельзя остановить ход светил. Она придёт. Долгожданная, после мрачного века особенно оценённая. Люди будут ценить каждый дар эволюции, каждую искру света, ибо познали пределы тьмы. Счастье впереди.

Настоящее!

 
Записи Б.Н. Абрамова. 47. (1951 Апр. 25).

БЕССМЕРТИЕ

Понятие смерти разрушает жизнь. Смерть существует только в сознании человека и совершенно не имеет места в вечной Жизни Космоса. Жизнь — движение, переход энергии из одного состояния в другое, вечный ритм вдыхания и выдыхания, сна и бодрствования, зимы и лета, круговращение циклов, обмен веществ, — где тут смерть? Если капля воды неуничтожаема и не может исчезнуть, во что бы она ни превращалась, то неужели же такой сложный и мощный клубок энергий, каким является человек, может с распадом его оболочки перейти в ничто?! И разве хоть один человек на земле может примириться с тем, что он умрёт? Большинство людей в каких-то своих глубинах знают, что они бессмертны, и это помогает им жить, бороться, творить и совершенствоваться, несмотря на всю очевидную нелепость каких-либо усилий к продвижению ввиду неминуемого уничтожения. И всё же из-за того, что осознание бессмертия не выявлено чётко, жизнь искажается и обезображивается.

Если бы все твёрдо знали, что их жизнь никогда не кончится и что ни одна крупица накопленных знаний, ни одно усилие на пути к самоулучшению, ни один положительный поступок или мысль не пропадают, но дают в своё время плод, люди жили бы по-другому. Каждое движение, каждое слово и мысль стали бы осмысленными и сообразными с вечной жизнью. Чёткое, ясное и определённое понимание бессмертия будет неразрывно слито с Новой Эпохой. Не туманные потусторонности и не чудовищные вечности страданий или блаженств, но логическое понимание закона причин и следствий будет сопровождать идею бессмертия. Она будет понятна каждому, так же как понятен посев и жатва. В природе нет произвола, почему же в виде какого-то исключения внедрять это нелепое понятие в закон жизни людей? Всюду есть только зерно и плод, несущий в себе новое зерно, продолжение плода. Также всюду начало и конец и снова начало, содержащееся в предыдущем конце. И таким образом вообще исчезает понятие конца и начала и остаётся единый непрерывный поток вечной жизни, как космической, так и индивидуальной, ибо всё подлежит одному закону, как атом, так и солнечная система. И, поняв беспрерывную цепь причин и следствий, смогут ли люди допускать в свою жизнь безобразие, беззаконие и произвол? Зная неизбежность следствий, станут относиться осторожнее к причинам. Зная нескончаемость жизни, станут готовиться к нескончаемому. Разве жизнь не обновится?

Мы ждём нового мира всей силой стремления Нашего сердца. Мы хотим, чтобы вместо заколдованного круга бессмысленного верчения вокруг своей оси открылись людям беспредельные перспективы. Мы стремимся напитать пространство идеей Беспредельности. Понимание Беспредельности — условие преображения жизни. Человек, живущий для смерти, и человек, живущий для бессмертия, так же разнятся друг от друга, как обезьяна от человека. В новом мире будут жить люди, но не человекообразные. От последних гибнет планета. Мы прилагаем все усилия Нашего духа, чтобы разбудить дух людей. Ведь дух знает. Он проснётся, и вместе с ним придёт понимание бессмертия.

Утверждаем бессмертие!

 
Записи Б.Н. Абрамова. 48. (1951 Апр. 26).

ЕДИНСТВО

Красота — дыхание Бытия. В непрестанной пульсации огня — песнь единой Жизни. Струится поток из вечности в вечность, всегда новый и в существе своём неизменный. Идя от дифференциации к единству, всегда приходим к той единой, непостижимой Субстанции, из которой произошло всё. И, постигая её посредством частицы её, находящейся в нас, постигаем всеобщее единство. Именно, не отвлечённость единство, но материальная правда. Разница только в многообразии форм проявления духо-материи; но не формами объединяемся. Перейдя в сознании за мир форм, приходим в область единства. Этот переход сознания так же труден, как освобождение от чувства «я». Но качества сотрудничества и ответственности утверждаются именно этим постижением. Соприкасающийся всеми гранями своего бытия с гранями других существ и миров ощущает ответственность за каждое своё движение. Неотделимость заставляет считать своим всё происходящее вне личности. Всё касается того, кто постиг неделимость, ибо он есть часть целого и всё, что происходит в целом, происходит в нём самом. Так приходит космическое сознание. Так происходит слияние своего пути с путём космического магнита, ибо ничто уже не отделяет одно от другого. Где малое и где большое, если часть сливается с целым?! Так капля, упавшая в море, становится морем сама.

В этом красота жизни. Как иначе постичь Бытие, если не слиться с ним? В слиянии постижение. Нельзя познать извне, нужно войти внутрь, тогда познание будет не поверхностным, а полным. Потерявший своё приобретает космическое. Личное состоит всё из ограничений. Сверхличное ничем не ограничено, кроме Беспредельности. Завершение есть начало. Конец жизни личной есть начало жизни в океане пространства, в единстве с вечно вибрирующим, вечно действующим, вечно устремлённым огнём жизни.

 
Записи Б.Н. Абрамова. 49. (1951 Апр. 28).

Своей смертью Он попрал понятие смерти, и люди воскресли духом. Вместо могильной ямы открылась жизнь вечная; вместо конца — бесконечность. Люди говорят — Он воскрес, и мы воскреснем; так утвердилось Воскресение. Таким путём даровал Он жизнь сущим в гробах невежества. И жизнь и смерть — в сознании. И принёс Он огонь на землю, чтобы осветить сознания. И Великая Жертва Его была рычагом для сдвига сознаний, и мощь рычага недоступна никаким исчислениям.

Так через смерть повёл Он человечество в бессмертие, и просчитался тот, кто рассчитывал смертью Его погубить дело жизни. Смерть, как всегда, явилась началом, и на этот раз началом новой жизни духа человеческого.

Полторы тысячи лет прилагаются чудовищные усилия, чтобы уничтожить посевы Великой Жертвы. Но зёрна огня уничтожить нельзя, и в сроки суждённые они процветут. Новая Эпоха блеснёт новым пониманием Учения и Подвига Его.

И мы, присоединяя каждый в своей мере нашу малую жертву к Великой Жертве, способствуем процветанию огненных зёрен Его Подвига.

 
Записи Б.Н. Абрамова. 50. (1951 Апр. 30).

СОСТРАДАНИЕ

Сострадать — значит страдать с страдающим. Чувство страдания есть стимул к оказанию помощи. Ведь боль не чужая, а как бы своя. Из чувства единения проистекает сострадание. Единение и сострадание неразрывны, и одно вытекает из другого. Тот, кто чувствует полное единство, обладает и полным состраданием.

Сердце есть мера сущего. М. — Сострадание — Сердце — основа и венец жизни Нового Мира. Может ли стоять жизнь без сострадания? Мы видим, что такая жизнь приводит к смерти. Жестокость — отличие тёмных, и разрушение — удел жестокости. Но всякое разрушение имеет предел, в то время как созидание предела не имеет. Так же и жестокость разрушает сама себя, а сострадание утверждает рост сердца. И тот, кто хочет душу свою сберечь в обособлении, теряет её, а отдающий душу свою в сострадании — обретает сокровище, всё возрастающее.

Владыка, наречённый Состраданием! За все Твои дары, поднявшие нас из Небытия в Жизнь, Ты ждёшь от нас дара сострадания всеобнимающего. Какое другое благодарение более достойно и созвучно Жертве Твоей? Чем иным уподобимся? Состраданием мы побеждаем нашего единственного врага — себя. Он стоит на пути единения с Тобой. Сострадание уничтожает его и ведёт к Тебе.

Утверди рост сострадания нашего! Мы стремимся стать сотрудниками Твоими, и для этого основное качество Твоё должно стать нашим. И мы Твои, когда полны сострадания. И мы тогда победители. Нет у тёмных мер против сострадания, и этого огня они боятся больше всего. Этот огонь — от искр огня Средоточия. И сердце, пылающее помощью, Твоё сердце.

 
Записи Б.Н. Абрамова. 51. (1951 Май 1-2).

САМОЕ ТРУДНОЕ

Самое трудное — видеть незримое. Самое трудное — слышать беззвучное. Ещё труднее жить в неочевидном. Преодоление этих трудностей требует особого рода мужества. Жизнь очевидная стоит перед нами и властно предъявляет свои права. Голос её гремит в ушах, пёстрый блеск слепит глаза. И она всюду следует за человеком. Она стремится овладеть своим достоянием жадно и властно. Она утверждает своё абсолютное бытие: «другого нет». Что же помогает переносить сознание, этот центр тяжести нашей жизни, в незримое?

Сказано: блаженны не видевшие, но уверовавшие*. Блаженство это состоит не в каких-то потусторонних наградах, а в том, что в человеке начинает пробуждаться и проявляться особый орган, воспринимающий жизнь сверхочевидную. Счастье в том, что этот орган приобщает нас к беспредельному океану жизни неограниченной. И только приобщившийся способен к бессмертию. Человек, не способный ощущать жизнь надземную, попадая в неё после смерти физического тела, попадает в небытие. Невозможно воспринимать то, что находится за пределами сознания, и никогда не мысливший о мире мысли не имеет к нему проводника. Так ночная птица, не развившая в себе восприятие дневного света, слепнет на солнце; так рыба с недоразвитыми для воздуха дыхательными органами на суше задыхается. Так же слепнет и теряет сознание попавший в мир, для которого у него нет органа восприятия, нет соответственного по качеству тела или оболочки.

После веры приходит знание. Но сначала надо поверить в те тончайшие чувствования, которые касаются каждого человека, не окончательно погружённого в каменные узы плотной материи. Поверить — допустить — узнать. И у каждого есть средоточие такого познавания — сердце. Оно проводник от материи к духу, и бьётся оно на границе двух миров. И стук его есть стук суждённого нам истинного, неразрушимого, великолепного и неограниченного мира. Мы в плену у пятигранника наших органов чувств, но есть путь к освобождению, выход наверх через бесстрашие знания сердца. «Истина единственный источник мужества», но и для принятия её требуется также огненное мужество. Так опять завершается круг. Этим восходим.


* В Евангелии от Иоанна (20: 29): «блаженны не видевшие и уверовавшие».

 
Записи Б.Н. Абрамова. 52. (1951 Май 3).

ТВОРЧЕСТВО

Всё, что существует, — сотворено. Всё, что мы видим, слышим, обоняем, осязаем и пробуем на вкус, — всё сотворено. Всё, что мы воспринимаем нашим шестым чувством, — тоже сотворено. Вся Вселенная есть продукт творчества. И назначение человека — готовиться стать творцом и сотворцом. Нет границ для творчества, нет пределов. Беспредельность — перспектива творчества. К нему начинаем готовиться. От создателя песни до Создателя планеты неимоверный путь, но для того, чтобы дойти до идеала, надо начать с того, чтобы вообще вступить на путь. В чём бы творчество ни заключалось, нельзя смущаться его размерами. Всё начинается с зерна. Уход за зерном может дать урожай гигантский. Все начинали так. И Создатели солнечных систем тоже начинали свой великолепный путь не с солнечных систем, а с того малого, с чего начинает каждый. Мы радуемся началу, ибо конца нет. Для нас всё всегда начало, и завершение одного есть начало другого. И нет конца началам. В этом радость Беспредельности. Мы закладываем зёрна на прекрасное будущее. Мы радуемся, будут радоваться и другие, когда процветут зёрна. Не только гулять будем в саду красоты, но и сами будем насаждать его. И устремим наше творчество к Тому, Кто дал нам голос и щит и способность творить; и всё устремлённое к Нему процветёт, как сад лучший.

Так Он сказал.

 
Записи Б.Н. Абрамова. 53. (1951 Май 6).

ЛОТОС*

Каждый приносящий Свет есть враг тьмы. Свет уничтожает тьму, и потому тьма спешит уничтожить врага, чтобы самой не быть уничтоженной. Каждый приносящий Свет тем самым навлекает на себя полчища врагов. Они скрываются под всевозможными обличьями, прикрываются религией, наукой, добродетелью, нравственностью и множеством других масок, под которыми скрывается одна сущность — тьма. Если, по особенностям эпохи, светоносителя нельзя распять, или побить камнями, или сжечь на костре, то применяются более утончённые методы, не запрещаемые законом. В арсенале тьмы есть клевета, подлог, искажение приносимой истины, предательство, замалчивание — одним словом, всё то, что может замучить не меньше пыток и нанести делу не меньший ущерб. Физическое мученичество продолжается дни или часы, или даже минуты; мученичество в духе — всю сознательную жизнь светоносца. И самое большое терзание не от личных нападений, но от искажения даваемого Учения.

Требуется совершенно исключительное мужество, чтобы говорить людям истину. Требуется исключительная самоотверженность, чтобы передавать сообщения Свыше. Когда-то придёт признание, когда-то поймут, и оценят, и вознесут. Но жизненный путь великомученичества останется в рекордах пространства как доблесть тернового венца, с одной стороны, и несмываемый позор — с другой.

Она приносила Свет. Она огненно разоблачала все наслоения лжи, накопившиеся на первоисточниках Учений Истины. Она боролась с невежеством науки, с суевериями и вредными заблуждениями. Она дала миру книги, полные сокровенного знания, крохи которого были прежде доступны лишь единицам. Она героически приобретала и самоотверженно отдавала драгоценное знание. За всё это её гнали и поносили и преследовали. Но потушить Свет, ею принесённый, не смогли.

Мы знаем, что зёрна, заложенные ею, не погибли, сдвиг сознания произошёл, новые ступени заложены и по ним восходят, принесённым Светом воспользовались те, кто могли воспринять и вместить. Велика её заслуга и помощь человечеству. Её героическая жизнь — образец тем, кто хочет помочь эволюции. Она не боялась и не думала о себе. Она любила дело порученное больше всего. Она билась смело и мужественно, принимая удары во имя великого Света. Всё героическое будет оценено должным образом в новую эпоху.

И она займёт должное место в том прекрасном будущем, для которого она так много потрудилась.


* Запись посвящена Е.П. Блаватской.

 
Записи Б.Н. Абрамова. 54. (1951 Май 26).

Только в такое особое время можно так близко подойти. Лишь на смене рас даётся Откровение и Иерархия приближается к людям. Часто ли бывает смена рас?! И такой смены, как сейчас, никогда не было и не будет по сложности и необычности положения. Потому и возможности необычные. Недоступное становится доступным, непостижимое — постижимым, неявное — явным. Как в период тропических ливней всё растёт с небывалой силой и быстротой — все посевы, все травы. Выявляются сорта и породы. Что подставим под ливень ускоренных возможностей? Можно сделать скачок гигантский, опередив себя на тысячелетия, укоротить свой путь неизмеримо. Сейчас возможно всё. Через некоторое время, когда пройдёт этот переходный поворотный роковой период, эволюция человека опять пойдёт своим обычным путём. И многие повернутся в отчаянии бессильного сожаления на то грозное и чудовищно тяжкое время, когда всё было возможно и когда солнце Иерархии приближалось к земле так близко, как никогда.

 
Записи Б.Н. Абрамова. 55. (1951 Июнь 2).

Океан Учения. Кто может вместить его и передать людям? Не будет ли такой дух сам подобен океану, вмещающему все капли людских сердец? Дающий берёт на себя ответственность за каждого, кому он даёт. Велика тягота поручительства за другого человека. Ещё тяжелее за нескольких. Но какова за всех? По силам и ноша. По огню сердца и задание. Какими мерами измерить огонь сердца, поручившегося за всех? Бесчисленные нули вычислений не помогут. Только сердце может затрепетать в ответ на великий Подвиг. Несказуемо и незримо великолепие такого Служения миру. Только глазами сердца можем увидеть это, если они открыты. Заложен камень основания новой расы, порог Нового Мира. Стремящиеся содействовать войдут через порог сотрудниками. В свой Мир.


Великое Сердце

Матери Агни Йоги

Великое Сердце — вместилище огненных сил;

Носитель его всю планету в себе заключил.

Червонный доспех окружает твердыню огня.

В том сердце

все зёрна грядущего Нового Дня.

Великое Сердце, как знамя, всегда впереди;

Оно открывает врата.

Услыхавший — приди!

(Н.Д. Спирина)

 
Записи Б.Н. Абрамова. 56. (1951 Июль 1).

ТВОРЧЕСТВО

Искра-монада, попадая в сферу материального мира, облекается его элементами. В инфузориях и одноклеточных мы видим, так сказать, элементарные ступени жизни, то есть искра-монада собирает вокруг себя наименьшее количество элементов материального мира. Даже в жизни атома можно видеть, как центр притяжения, собирая вокруг себя различные количества положительно и отрицательно заряженных частиц электричества, образует все известные нам элементы — серу, фосфор, железо и т.д., вплоть и кончая радиоактивными элементами — и неизвестными, то есть ещё не открытыми.

Чем дальше продвигается духо-монада, тем большее количество элементов собирает она вокруг себя. Но этот процесс не является лишь процессом собирания. В более высших формах жизни можно взять для примера зерно пшеницы, овса, кукурузы, ячменя, семя яблока, жёлудь и т.д. Зерно посажено в почву, и вот этот центр творящих энергий пользуется одними и теми же элементами, точнее сказать, солями, которые находятся в почве, воздухом и энергиями солнца. Но, несмотря на это обстоятельство, и ячмень, и кукуруза, и пшеница, и яблоня, и дуб отличаются между собой формами своего выражения. Почему? Потому что творческая сущность зерна, или духо-монады, в нём заключённой, в процессе своей эволюции умеет комбинировать и создавать, то есть творить из окружающих элементов форму внешнего вида, соответствующую его сущности.

Этот процесс роста не является только процессом усвоения и роста. Нет. С точки зрения космической это процесс творчества. Духо-монада творит. Творит бесконечный ряд комбинаций из тех элементов, которые её окружают.

Два человека могут сидеть в одной комнате, питаться одними и теми же продуктами, дышать одним и тем же воздухом, видеть одни и те же вещи, и в то время, как поэт будет создавать прекраснейшие формы мыслей и чувств и облекать их красотою на радость людей, другой, скажем, игрок или прирождённый интриган и сплетник, творческую энергию своего духа направит на создание психических продуктов совершенно иного порядка.

В окружающем нас мире всё воспроизводит себе подобное. «Продолжение рода или вида?» — спросим мы. Да, именно так. И в этом проявляется также творческая способность сущего. Творит всё. В соответствии и по способностям творца. Всё то, что окружает людей современного мира, все вещи и предметы, сделанные человеком, созданы творческой волей разума. Правда, они несколько иного порядка, чем творение великого художника, но творческая способность всё равно лежит в основе.

Таким образом, начиная с первичной клеточки и лишайников или ракушки, например, Силурийского периода, проходя через всевозможные формы жизни, идёт на земле великий космический процесс творчества, творчества природы.

Но человек одарён волевой, сознательной творческой силой. Он уже преобразовывает природу. Уже творческая мощь человека вмешивается в доселе казавшиеся неизменными законы природы, законы растительного и животного мира. Ибо человек — это законный и прирождённый творец, и творческая мощь эта — великое наследие человека.

Высочайшее выявление творческой способности человека — это явление искусства. В области искусства человек достигает высших ступеней духа и творчества. В области искусства человек творит. Это не репродуктивное творчество, не повторение чего-то видимого, хотя через эту ступень искусство проходит и проходило. Но говорится о высших формах искусства. Высшая форма искусства не есть только повторение видимого. Это есть творческое соединение как элементов земных, так и элементов, не имевших ещё своего выявления на земле. Человек пользуется безграничным океаном пространства. Творческие элементы берутся оттуда. Высшее сознание объединяет их и комбинирует. Это высшая ступень, доступная человеческому сознанию. Творчество — это космический закон. Творчество духа — это высший закон высшего сознания. Цель и назначение человека — творить, погружаясь в океан безграничных возможностей духа.

Сознание, для которого открыт океан творчества, не ограничено ничем, никакими условностями, никаким прошлым. Все области искусства открыты для творчества, и нет тех мерок, нет тех оград и нет тех границ, которые могли бы преградить емy путь. Говорится об огненном творчестве духа, о творчестве, которое стоит выше всех явлений, имеющих место на земле.

Если до сих пор религия пыталась утвердить путь к высшим незримым мирам и в этом мало преуспела, то теперь эта область высших завоеваний духа переходит и перешла главным образом в сферу искусства. Искусство отныне является орудием и средством познавания высшего мира, а творчество есть его высшее выявление. Творчество — закон жизни. Творчество — закон духа. Творчество — закон космоса. К нему Зовём и на него Указуем.

 
Записи Б.Н. Абрамова. 57. (1951 Окт. 7).

ОБА

Оба собирали и отстаивали русскую землю. Каждый в своей мере и в своей сфере вдохновляли на подвиг, поднимали дух, отражали врагов. Так было, есть и будет. «Нерасторжима связь Великих Духов с делом и подвигом их жизни». Не оставляют начатое и не отходят, хоть и незримы ныне Оба. Так же нерасторжима связь между Учителем и Учеником. Учитель — «Живая Связь с Миром Высшим», приобщавшийся из огненной чаши; и Ученик, приобщившийся Огню, — Агни Йог. Каждый в своей мере, недоступной нашим малым намерениям.

Теперь настало время собирания и отстаивания всей планеты. Разделились и растерялись люди, погасили дух — и пропасть близка. И опять на дозоре Оба. Собирают, вдохновляют, будят дух. Вводят отпавшую и одичавшую планету в сотрудничество общемировое. Созидают Общину.

Новая Эпоха назначена не для одной страны только, но для всех народов, и Они Оба также трудятся для всех народов, «ибо культура духа стоит над всеми границами». Но этому свету духовной культуры предназначено просиять впервые именно в той стране, где проходил подвиг Преподобного, и через тот народ, которому принадлежал Гуру.

Наступает Эпоха Красоты, когда из всех красот больше всего будет цениться красота духа. И тогда Великие Облики Учителя и Ученика засверкают, очищенные и омытые новым пониманием новых людей от всего наносного сора и грязи тёмного века, искажавшего Истину. И не в храме, и не в книгах, но в жизни будут Они, ибо не будет разделения между храмом и книгой и жизнью. Вся жизнь станет единым храмом, алтарём которого будет живое, пылающее человеческое сердце. И на этом алтаре будет возжжён огонь признательности Созидателям нашего сознания новой небывалой эпохи Духоразумения.

 
Записи Б.Н. Абрамова. 58. (1951 Нояб. 15).

Когда в дело Учения вносится нечто личное, то всегда можно ожидать отходов, отступлений и всяческих искажений. Только когда человек не хочет ничего земного для себя, ни славы, ни выгод, ни стяжаний, — только тогда не ждёт его рецидив. Все попытки совместить высшее с низшим обречены на провал. Подход должен соответствовать цели. Огонь поругаем не бывает. Учение царит лишь там, где больше нет ничего другого. Оно бескомпромиссно. Думающие служить двум господам не пройдут в Бpатство.

 
Записи Б.Н. Абрамова. 59. (1951 Нояб. 16).

Нельзя строить своё равновесие ни на каких внешних обстоятельствах. Они непрочны, значит, и не годны для равновесия. Только в своём вечном духе его фундамент.

 
Записи Б.Н. Абрамова. 60. (1951 Нояб. 25).

Болезнь («негатив нашего существования») есть следствие разрушения психической энергии. При правильном притоке энергии болезней быть не должно. Отсюда значение качеств, как ключа к болезням и здоровью.

 

Страницы: Пред. 1 2 3 4 5 ... 16 След. Все